СоловкиЭнциклопедия - крупнейший сайт о Соловках
Loading
Текущее время на Соловках:
:
Топ-фото для раздела Общие сведения Соловков
 

 

 

 

О значении слова "Соловки" и "Соловецкий" (Константин Юдин)

"...остров, принадлежащий ранее Словену, Соловью, Волху или Колге, после прихода свв. Савватия и Зосимы принадлежит Богу – Христу, разбойное, нечистое место становится домом молитвы, причем старое название сохраняется – не уничтожается, но "покоряется" новому, "неправедное" начинает служить "праведному", соловьиный-змеиный свист отныне служит прославлению Господа." (Константин Юдин. 2002.)

Народная этимология и версия "Соловки – Соловей" в статье К.Юдина

Соловки. Мифы и топонимика

Происхождение топонима "Соловки" не совсем ясно. Обычная этимология – от финского слова "suol" – "остров" (С. Попов "Топонимия Белого моря". Cб. "Вопросы топонимики Подвинья и Беломорья". Архангельск. 1991, с.49.). Но помимо этимологии существует смысловой генезис. Каждое имя имеет свое значение и может в некоторой степени выражать мифологию поименованного места или вещи. Очевидно, что в народном сознании образ или сюжет, связанный с именем, имеет несравненно большую значимость, чем "реальная" этимология, которая есть только один из возможных уровней знания об имени, опирающийся на выбранную "систему аксиом", значимую для данного исследователя. В случае с Соловками этому есть подтверждение. Вот какую легенду излагает К. Гемп в своей книге "Сказ о Беломорье":

Купола монастыря. Photo by Alex Budovsky.
На юг, к мысу Печак. А за лесом виднеются купола монастыря. 2006. Photo by Alex Budovsky. USA.

"По ранней весне шли поморы на зверобойку. Навязали юрков. К дому пошли. Затерли их льды. Нагородило их. Торосят, грохотят. Не знают мужики, как к земле выйти. С Летнего, видно, были. Опыт не тот, как у зимников. Туды-сюды. Толку нет. Потом глядят – чернеет. Далеконько только. Шли и по льду, и по воды. Дошли. Все целы. Такая радость была. Земля – остров. Ране они его не примечали. Не был он тут. Из нашего моря Белого встал для спасения людей. Имени ему не было. Назвали остров по малой птице. Соловьем зовут. В наших лесах не живет."

Так закончил Владимир, помолчал, а потом добавил: "На картах они теперь Соловецкие. Поморское название Соловец ране карт. Монахов тоже соловянами прозывали. Все по птице. Сказ мой твердый. От дедов идет" (К. Гемп. Сказ о Беломорье. Архангельск. 1983, с.100.).

Туристы, приезжающие на Соловки, нередко спрашивают, имеет ли название островов какое-то отношение к соловьям. Но приходится их разочаровывать, объясняя, что соловьев здесь не водится, и привлекательный образ острова, на котором белой ночью заливаются "ночные певцы", не соответствует действительности.

Откуда же взялась народная этимология? Мы попробуем обосновать, хотя бы "в первом приближении", версию Соловки – Соловей.

Английские путешественники XVI в. Т. Соутем и Дж. Спарк называют Соловецкий остров Абдоном. (Готье Ю. Английские путешественники в Московском государстве XVI-XVII вв. М. 1938, с.82).Такое же название встречается и на голландских картах XVII в. Соловецкий историк С. Морозов высказал предположение, что "Абдон" – это искаженное "Аидони" (по-гречески ahdoni – "соловей"). Такая версия, как нам кажется, имеет право на существование. Греческое наименование соловья было известно и употреблялось в древнерусских текстах (О. Белова. Аидони. Аидонис. Аидωн. Славянский бестиарий. М. 2000). Предисловие к житиям Зосимы и Савватия писал образованнейший человек своего времени, к тому же грек по происхождению – Максим Грек, существуют также похвальные слова соловецким святым, приписываемые сербскому монаху Льву Филологу (на самом деле созданные, по-видимому, в самом Соловецком монастыре или в кругах, близких к нему). От образованных книжников и могло пойти наименование Соловков Аидоном. Англичане, вряд ли знающие греческий язык, интерпретировали, вероятно, Аидон как Абдон, от латинского слова abdo – "удалять", "скрывать" (abditus – "скрытый", "тайный", "удаленный") (И.Дворецкий. Латинско-русский словарь. М. 1976, с.12). Итак, соловецкие иноки вполне могли связывать наименование острова с соловьем, но семантика названия возникла, быть может, еще раньше, во времена освоения Беломорья выходцами из Новгорода.

Всем известна знаменитая русская былина "Илья и Соловей". По "прямоезжей" дороге в Киев, у Черной Грязи сидит на дубу Соловей-разбойник. От свиста и крика его все погибает. Илья Муромец по пути в Киев встречается с Соловьем, выбивает ему стрелой правый глаз, привозит в Киев к князю Владимиру и позже убивает. Былиннный Соловей обладает способностью перевоплощения – он свистит по-соловьиному, шипит по-змеиному, рычит по-звериному и т.п. В основе былины лежит распространенный сюжет борьбы героя со змеем – олицетворением хтонического, нечистого начала. Исследователи славянской мифологии В. Топоров и В. Иванов указывают также на анаграмматическую связь с языческим богом Волосом (Велесом) – "змеевидным" противником громовержца Перуна (Соловей-Разбойник. БЭС "Мифология", М. 1998, с. 507).

Дорога до мыса Печак. Photo by Alex Budovsky.
Дорога от Переговорного камня до мыса Печак идёт по весьма живописным местам. Для начала, правда, на неё надо выйти с мыска на котором камень лежит, по тропке вьющейся меж танцующих деревьев. 2006. Photo by Alex Budovsky. USA.

Существует поморское предание со сходным сюжетом о разбойниках Колге, Жижге и Кончаке. Согласно ему, Колга сидел на Соловецких островах и грабил проходившие мимо суда. Он был побежден св. Николаем: "Будто бы прошел Миколай Святитель поваром на морском судне. Колга подтянул – судно подошло: он стал рыбу брать – Миколай из кубрика вышел. – Рыбу тебе не следует брать, разве твоя доля тут есь? А он – тебе дела нету. Миколай его ключкой хлопнул по голове – и пар вышел" (Н. Криничная. Предания Русского Севера. СПб., 1991, с. 138). Вообще, легенд о разбойниках на Соловках было, по-видимому, немало – среди чудес св. Зосимы находим "Чудо о разбойнике Василии" (именем героя и сюжетно напоминающее новгородскую былину о Василии Буслаевиче), бытовала, уже во времена СЛОНа, и легенда о знаменитом разбойнике Кудеяре, могила которого якобы находится на Соловках ( С.Морозов. "Колга, Кудеяр и другие". В сб. "Тогда на Анзерском острове". М. ТСМ. 2000).

Есть еще одна былина, которая, как нам кажется, имеет непосредственное отношение к теме – о Волхе Всеславьевиче (Вольге). Волх, как и Соловей-разбойник, обладает свойством обращаться в разных зверей. Он может "щукой рыбою ходить во синих морях, птицей соколом летать под оболоки, волком рыскать во чистых полях". Волх – сын Всеслава – змея. Образ его двойственен. В некоторых вариантах он играет роль хтонического героя, змея (крокодила). В новгородском предании Волх – Волк-чародей, давший название реке Волхов. Он является старшим сыном Словена. На берегу Волхова он ставит свой "городок" на месте, называющемся Перынь, и кумир Перуну, и заставляет всех, проплывающих мимо, поклоняться себе как богу, превращаясь при этом в крокодила. Бесы – собственные слуги – удавили его в Волхове, тело было выброшено на берег против "городка" и через три дня "пожрано" землей (Волх. БЭС "Мифология", с.128-129).

В былинах о Вольге имя его отца – змия бывает разным (Всеслав, Святослав, Буслав, Словен и т.п.), но всегда остается основа -слав- (-слов-). Вероятно, Соловей-разбойник и Всеслав – варианты одного имени и мифологического персонажа, восходящего к "слову" (славяне, слава – от "слова", в первоначальном значении "ясно говорящий") (Слава, Славяне, Слово. Краткий этимологический словарь. М. 1975). В старославянском языке птица соловей называется также славий, славик ( О. Белова. Славянский бестиарий. М. 2000).

Новгородцы были первыми славянскими поселенцами на Беломорье. Они принесли с собой сказания, они давали названия многим местам, в том числе и островам. Не исключено, что попавшие на архипелаг посреди Белого моря новгородские поселенцы могли отождествить его с колдовским, змеиным царством Всеслава (Словена) или Волха. Основания для этого у них были – многочисленные лабиринты и прочие неолитические памятники прямо свидетельствовали о том, что это священное для язычников место. Анализу семантики соловецких лабиринтов посвящена интересная статья В. Бурова, который усматривает образ змеи или клубка из двух свернувшихся змей в самой форме святилищ (В. Буров. "О семантике каменных лабиринтов Севера". "Этнографическое обозрение", 2001. №1).

Заметим, что само имя Вольга (Волх) напоминает имя Колга (Колга – от финского ""kolkka" – "угол", "край") (С. Попов. "Топонимия Белого моря". Cб. "Вопросы топонимики Подвинья и Беломорья". Архангельск. 1991. с.51). На о. Анзер есть мыс Колгуев. Конечно, Колга не есть Вольга, но, как писал Пушкин: "Бывают странные сближения".

Помимо изложенных версий возникают еще некоторые соображения. Вернемся к английскому названию "Абдон". Если понимать его как "тайный", "удаленный", "скрытый", то это могло быть и прямым переводом слова "Соловки". В русском языке существует ряд однокоренных слов – соловей, соловoй (или солoвый), соловцы. Соловая масть лошадей – "желтоватая, со светлым хвостом и гривой" (словарь В. Даля), "соловеть", т.е. становиться соловым означает мутнеть, гаснуть. Птица соловей получила свое имя, очевидно, по тому же качеству – буровато-серому цвету, делающему ее незаметной, теряющейся в листве. Как известно, соловьи, в основном, поют поздно вечером и на рассвете в мае-июне, в сумерках, когда разглядеть маленькую "соловую" птичку почти невозможно. Невидимость соловья отражена и в его латинском названии – Luscinia, однокоренном с luscus – "слепой", "одноглазый" (на ум сразу приходят одноглазые циклопы, которые живут на далеких греческих островах, плавно перетекающие в Соловья-разбойника с выбитым глазом, но не будем слишком увлекаться мифологическими сопоставлениями).

В отношении Соловецких островов крайне интересно слово "соловцы", т.е. барашки на волнах. Здесь читается тот же глубинный семантический слой – неясность, отсутствие определенности в цвете и вообще изменчивость, неуловимость, возможно "завихренность", "змеистость" формы (ср. "барашки", т.е. завитки). Отметим еще одно название барашков – "зайчики". Даль приводит сходные по смыслу выражения: "зайчики бегают" и "соловцы ходят", в обоих случаях важна подвижность, текучесть пенных гребней. Напомним, что в состав Соловецкого архипелага входят Заяцкие острова. На некотором расстоянии с моря Б. Соловецкий остров выглядит как длинная волнистая, изменчивая, "змеистая" линия (образуемая многочисленными холмами и низменностями). В легкой дымке, которая на Белом море бывает весьма часто, Соловки выглядят очень неопределенно, неясно, весьма таинственно, что и могло побудить наших предков дать им такое название. Кроме того, Соловки наиболее удалены от берега по сравнению с любыми другими островами Белого Моря, и добраться до них не так-то просто, т.е. это место весьма "скрытное" (ср. латинское "abdo" в значении "скрывать", "прятать"). Если именно этот смысл (богатый, как мы видим, различными отзвуками) вкладывали в название своего острова насельники монастыря в XVI в., то английский перевод был весьма точен.

Заимствование иноязычного названия отнюдь не исключает его переосмысления, включения в новый этно-культурный контекст. Очевидно, именно это и произошло с Соловками. Название, сохраняя фонетическую основу более-менее неизменной, наполнялось разнообразными смыслами, начинало жить в новой системе образов. Финское "suol" у новгородских поселенцев могло ассоциироваться и со Словеном, и происходить от "соловости", т.е. неясности и скрытности. Между прочим, обе версии неплохо коррелируют между собой. Не будем забывать и вариант происхождения "Соловков" от "соли" (соляных промыслов). С возникновением монастыря могли зазвучать эти и другие новые обертоны.

Соловей прославил воскресение Христа, поэтому в русской духовной литературе его образ служил для обозначения праведника, человека, никогда не забывающего и прославляющего Бога (О.Белова. Соловей, Славiи, Славикъ. Славянский бестиарий. М. 2000). В "Житии Зосимы и Савватия" ангелы, высекшие карельскую женщину, пророчествуют, что "на острове же этом иноки жить будут, и соберется множество братии, и будет прославляться ими имя Божие на месте сем…" Образ инока, прославляющего Бога, связан с соловьем.

Воскресение Христа – это его победа над смертью, в конечном счете – над дьяволом. Соловей прославляет эту победу. В христианском толковании соловей поет для прославления Бога, "жизнеподателя", тогда как языческий Соловей-разбойник использует свой свист прямо противоположным образом. В Ветхом Завете змей – искуситель, слуга дьявола. Евангельский сюжет вобрал в себя языческую мифологему поединка со змеем. Уподобляющиеся Христу святые также повергают своих противников-змеев. Сюжет о повержении Колги св. Николаем соответствует знаменитому сюжету о повержении змия св. Георгием (оба святых нередко отождествляются в народных преданиях). Святые, борющиеся со змием, объединены в таком, например, народном "Заговоре от летающего змия в доме":

"… На море на Киане, на острове на Буяне, на бел-горючем камне Алатырь, на храбром коне сидит Егорий Победоносец, Михаил Архангел, Илия пророк, Николай Чудотворец побеждают змия лютаго, огненного, который летал в неверное царство пожирать людей, убили змея лютаго, огненнаго, избавили девицу царскую и всех людей, и скот избави и отгоните…" (Русский народ. Его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия. М. 1880, с. 323).

Остров, как место обитания нечистой силы – змия (дьявола), занимает важное место в религиозно-мифологических представлениях как язычников, так и христиан. Есть предания, повествующие об уничтожении змия на беломорском о. Робьяк, онежском Мать-острове и т.п. Образу острова в северной мифологии посвящен специальный раздел в книге архангельского ученого-культуролога Н.Теребихина (Н.Теребихин. Сакральная география русского севера. Гл.I . География "иного" мира. Священный остров (мифология островной культуры Русского Севера) Архангельск. 1993. ).

В житиях Зосимы и Савватия (нередко отождествляющихся, в свою очередь, со св. Николаем), описана их борьба с нечистой силой, принимающей змеиное обличье. Приведем отрывок из "Жития" св. Зосимы:

"Почувствовали бесы себя поруганными и униженными преподобным Зосимою, что собирается он изгнать их с острова, и зло затаили на него, стали много бед творить ему… И наступали нечистые духи на преподобного Зосиму, скрежетали зубами своими, одни обличие змей приняв, другие превратившись в зверей различных и гадов, скорпионов и ящериц и других пресмыкающихся по земле…" (Житие и чудеса преподобных Зосимы и Савватия Соловецких чудотворцев. Курган. 1995, с.105). Св. Зосима побеждает "гадов" молитвою и крестным знамением – "оружием непобедимым". Фактически здесь описывается не просто борьба с бесами, искушениями, но преодоление языческого прошлого островов. Зосима не просто отгоняет злых духов, но покоряет их себе: "…с той поры оказались подвластными Зосиме все духи нечистые" (Житие и чудеса преподобных Зосимы и Савватия Соловецких чудотворцев. Курган. 1995, с.106 ). Этот мотив перекликается с былиной об Илье, который не сразу убивает Соловья, но привязывает его к стремени, привозит в Киев к Владимиру и заставляет демонстрировать свои "способности".

Зосима в "Житии", написанном и отредактированном монахами, побеждает нечистого крестом и молитвой, в простонародных же преданиях святой мог, подобно Илье Муромцу, поражать его стрелами, как, например, в "молитве от нечистого духа" Николай Чудотворец "…натягивает свой медный лук, накладывает булатные стрелы, и стреляет, и отстреливает… всякия злыя и лихия притчи" (Русский народ. Его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия. М. 1880, с.332).

Итак, остров, принадлежащий ранее Словену, Соловью, Волху или Колге, после прихода свв. Савватия и Зосимы принадлежит Богу – Христу, разбойное, нечистое место становится домом молитвы, причем старое название сохраняется – не уничтожается, но "покоряется" новому, "неправедное" начинает служить "праведному", соловьиный-змеиный свист отныне служит прославлению Господа. Само название "Соловки" оказывается неоднозначным, имеющим в разные эпохи различную семантику, различную "полярность", синтезирующее в себе и живущее многообразными и перетекающими друг в друга смыслами. (Константин Юдин. Соловки. Мифы и топонимика. Сетевой журнал "СоловкиЭнциклопедия. 2005).

Фототуры по Соловецким островам
Соловецкая книжный каталог: библиография, книги, монографии, учебники, научные журналы, романы, сборники стихов, издательства и многое другое...

Легенды и предания Соловков и малоизвестные легенды Соловков

Соловки и остальной Мир
Соловецкая Библиография
Алфавитный указатель литературы о Соловках.
Общие сведения о Соловках
Происхождение слова "Соловки" | Что такое "Соловецкий миф"? | Даты Соловков | Военные события | Легенды и предания | Малоизвестные легенды | Явления святых и монахов | Видения/галлюцинации в Соловках | Чудеса и необъяснимые явления | Энциклопедии о Соловках | Брокгауз и Ефрон о Соловках | Соловки в ассоциациях | Энциклопедия "Кругосвет" | Слово «Соловецкий» в справочниках | Соловецкий толковый словарик | Местные обороты и выражения | Блатной и лагерный жаргон, "туфта" | Формальные сведения и статистика | Герб Соловецкого района | Флаги Соловков | Соловецкий календарь | Соловки. Мифы и топонимика.
Соловецкая сенсация!
Двойник Иосифа Сталина отбывал срок в двойнике СЛОНа?

Что новенького на этом сайте?
Ссылки на новые публикации и материалы о Соловках на сайте "Соловки-Энциклопедия"
www.solovki.ca/news/

Из словаря Д.Н.Ушакова
Словарь наиболее распространенных саамских физико-географических терминов
"Соловец" в ходу до сих пор
Соловецкая пучина или Северный Ледовитый океан

Толковый словарик соловецкого народа - некоторые церковные термины, местные выражения и блатной жаргон

Соловецкое чудо - береза в форме креста

Личное дело каждого
Юдин Константин
(1975)

Родился и живет в Зеленограде. На Соловках работал преподавателем музыки в Соловецкой детской школе искусств. Сейчас работает концертмейстером на музыкальном факультете педагогического университета (МГОПУ им. М.Шолохова). В 1995-98 гг. учился в Московской консерватории имени П.Чайковского. В консерваторские годы с друзьями ходил в походы по Белому Морю, на байдарках и на парусном катамаране. От знакомых знал, что на Соловках существует музыкальная школа. В один из походов пришел в Соловки, и познакомились с директором музыкальной школы Надеждой Леоновой. Летом 1998 г. снова посетил острова и узнал, что требуется педагог. Вдруг пришла мысль - а не поработать ли в Соловках? Но получилось так, что приехал только в следующем году и остался на Соловках на три года.

О Соловках от автора

"О Соловках вообще могу сказать вкратце так: мне очень нравится природа, меня волнует история Соловков, особенно времена СЛОН'а. Замечательно приехать туда в любое время года отдохнуть - пообщаться со знакомыми, погулять по острову. Но то, что происходит там сейчас с людьми, мне не нравится... Я бы определил это как отсутствие бескорыстного созидательного импульса и паразитирование на источниках, находящихся извне - на уникальности местоположения, на историческом прошлом, на том, что было создано не нами, и к чему мы должны прибавить что-то свое. А вот этого прибавления что-то не происходит." (Константин Юдин. Из переписки. Зеленоград - Торонто. 03.11.2005)