Книга 2. Журналисты пишут о Соловках
Глава 3. Расследования, репортажи, статьи, эссе, очерки...

О Соловецких островах в статьях Анастасии Мироновой

Никольские ворота
Все идущие в Никольские ворота пересекают пространство клетки, где 26 лет томился в кандалах иеромонах Иван Буяновский. Фото Юрия Бродского.

"Зря оставили без внимания новость о реорганизации ГУЛАГа, а именно — ФЗ-179 от 18 июля 2019 г. «О внесении изменений в Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации» — о разрешении строить филиалы колоний при крупных производствах. Правозащитники даже отшучивались: дескать, ерунда вопрос, подневольный труд зэков никуда не уходил, зэки и сейчас варежки в колониях шьют. Да, шьют! Но закон приняли, чтобы обеспечить трудом заключенных масштабные объекты." (Анастасия Миронова)

Анастасия Миронова, журналист Соловецкие туалеты и историческая память. Или как можно иметь с нами дело.
Единственным туристическим местом в России, где мне за последние годы не встретился ни один китаец, оказались Соловки. Там даже японцы появляются редко. Зато много на Соловках европейцев, которые уже и из Петербурга начали исчезать. Причем в колыбель русской печали, в это место вечных тюрем и казней без суда и следствия, иностранцы едут не на морошку смотреть и не монастырем любоваться. Они приезжают удостовериться в достойном сохранении памяти о жертвах первого в мире концентрационного лагеря. Подробнее

Сетевые материалы и "посты"

Это Соловки Соловецкие фотографии не просто так. Фото выбрано не сказать, чтобы совсем случайно. Это Соловки. Я вчера здесь сидела и плакала. В первый раз за многие-многие годы. Здесь особенно тяжело понимать, куда нас вновь затаскивают...

Монахи здесь вообще не любят вспоминать о лагере, будто и не было его
Камерный глазок в дверях храма на горе Секирная
Анастасия Миронова (фото): "Это храм. Сейчас там просто храм." Камерный глазок в дверях храма на горе Секирная.

Смотровой глазок в камеру штрафного изолятора на Секирной горе, примерно с 1925 по 1930 гг. это было самое страшное в России место. Может быть, самое страшное на планете. Люди сидели в одном белье в неотапливаемом каменном храме на узких скамейках-жердочках без опоры под ногами. Шелохнуться, наклониться нельзя. Стакан воды и порция пайки в день. На ночь им выдавали по одной их личной вещи на выбор охранника. Люди укладывались друг на друга "штабелями", последний набрасывал сверху всю одежду и забирался под. Почти каждое утро из штабелей вытаскивали мертвых. За окном - Белое море и расстрельный пятачок. Это храм. Сейчас там просто храм. Никакого напоминания о лагерном прошлом. Монахи здесь вообще не любят вспоминать о лагере, будто и не было его. (Миронова Анастасия. Сейчас там просто храм. Соц. сеть Facebook. Ст. Петербург. 16.08.2019)

В начале июля 2017 года Анастасия Миронова посетила Соловецкие острова, о чем рассказала так: "Все разлетаются по морям. Я тоже на море еду. Белое! Беременность, два года грудного вскармливания - первая самостоятельная поездка. Решила отметить это событие на Соловках... На Соловках люди живут в бывших бараках УСЛОН. Во дворе одного из таких бараков дети на обрывках качелей играют в виселицу... Пока я гуляю по Соловкам, вышла у меня вот такая статья..." (Миронова Анастасия. Из сообщений в социальной сети "В Контакте". Ст.Петербург. 03-09.07.2017)

"Гугл показывает рекламу: "Анастасия, когда вы в последний раз отдыхали на море?" Хмммм... За последние два года я на море отдыхала шесть раз. Два раза на Белом и четыре - на Балтийском. В 2017 году дважды была на Соловках. Меня спрашивали, ездила ли я тем летом на море. А как же? Два раза!" (Миронова Анастасия. Пост. Соц. сеть Facebook. 08.07.2019)

Поделиться в социальных сетях

Может быть, не самый важный мой, но самый важный для меня текст

Напомню, что Соловки подарили России такие беды, как церковный раскол и ГУЛАГ. Так уж получилось, что на Соловках многое начинается. И фраза Путина о том, что именно православие должно быть положено в основу сегодняшней внутренней и внешней политики России, впервые прозвучала на Соловках еще в августе 2001 года. Все началось тогда. А сейчас, похоже, там уже смазывают новую машину по уничтожение остатков нашей политической памяти. Похоже, к вопросу о лагерях на Соловках относятся по принципу «Я тебя породил, я тебя и убью». Там политические лагеря начались, там про них и забудут…" (Миронова Анастасия. Из сообщений в социальной сети. Ст.Петербург. 16.10.2017)

Не религиозность, а желание снискать благодать

"Недавно была на Соловках — там очень много паломников. Редкие из них — из числа ортодоксальных православных. В основном это достаточно успешные и современные люди. Нормальная поездка на Соловки стоит около 30 тысяч и отнимает минимум четыре дня. Люди выкраивают эти четыре дня из своего единственного в году отпуска, садятся на поезд, потом — на катер. Два часа плывут по Белому морю, два дня кормят на острове комаров. Зачем они так себя изнуряют, если не принадлежат к церковной культуре и об истории монастыря знают мало? Они едут за чудом. Попросить святых Зосиму и Савватия помочь найти другую работу. Пожаловаться на злого начальника и нажитые болезни. Помолиться о поступлении сына в университет. Почему им? А больше некому..." (Миронова Анастасия. Спасайтесь, кто как может. Сетевое издание «Газета.Ру». www.gazeta.ru. Москва. 10.08.2017)

Беломорканал и наши дни

"Не одной мне в эти недели неловко писать о чем-либо, кроме протестов и арестов. И всего, что около. Хотя есть о чем написать - я еду по местам Беломорканала и прямо сейчас отправляюсь на Сандармох. Но все равно молча слежу за митингом, потому что сегодня это самое важное. И плачу. Вот прямо вправду хочется плакать от новости про выложенные утекшие от силовиков данные всех задержанных на митинге. Кстати, видела живого человека, который транслирует все то, что говорят в телевизоре. "Либералов ненавижу", "они не патриоты", "Путин - любимый президент, все на него молятся". Работает в церкви. Сегодня церковь - основная кузница такого избирателя. И это не фигура слова. Самою большую волну ненависти, подобной по накалу уже гражданской войне, продуцирует в путинской аудитории, быть может, даже не телевизор, а церковь. Вечером пришлю с всесоюзной стройки и всесоюзного могильника фотоиллюстрацию к тому, что будет, если наконец люди не очнутся. Память-то девичья, забыли уже." (Миронова Анастасия. Сейчас там просто храм. Соц. сеть Facebook. www.facebook.com/ns.mironowa. Ст. Петербург. 16.08.2019)

Журналисты о Соловках и соловецкая публицистика.

Лого Новой газеты

Заявление по делу Юрия Дмитриева.
Петров Никита. Палачи Сандармоха.
Гирин Никита. Вердикт Сандармоха.
Гирин Никита. По этому делу должен быть только оправдательный приговор.
Миронова Анастасия. Соловецкие доносы.
Миронова Анастасия. Соловецкие туалеты и историческая память.
Дьякова Елена. Точка самоидентификации России. Юрий Бродский...
Юрий Бродский. Зона шуток не принимает.
Царь творил дела беззаконные...
Умнягин Вячеслав. Символ победы добра над злом.
Солдатов Александр. Гламурный ГУЛАГ.
Солдатов Александр. Декларация о приходах.
Хлебников Олег. Двоемыслие.
Петров Никита. Донос на царя Колымы.
Часть суши, окруженная небом.
Политковская Анна. Штурм Соловецкого камня.
Зотова Наталия. Очередные задержания у Соловецкого камня.
Солдатов Александр. «VIP-скиты» вместо турбаз.
Ивлева Виктория. "ЗОНдирование общества".
Солженицына Наталия: Придет тиран? А мы? Мы — как его встретим?
СЛОН и люди (Статья Юрия Бродского)
"Новая газета" упоминаете Соловки.
Бабков Владимир. Крест на Соловках. Какой туроператор лучше: церковь или музеи?
На Соловках идет невидимая миру «война» или Архипелаг особого назначения.
Красновишерск. Город, который себе ничего не простил. Первый «Нюрнберг» в истории России.
Нынешние Соловки напоминают коммунальную квартиру, жильцы которой не могут найти согласия...
Из истории политических репрессий в России.
Григорьев Роман. Умный йод Флоренского. Новая газета, Москва. 12.11.2001
Багирян Рубен. Йод Флоренского. Новая газета, Москва. 10.12.2001
Дьякова Елена. Борис Акунин как успешная отрасль российской промышленности. Новая газета. 02.07.2001
Вандалы и антисемиты громят памятники.
Марина Голдовская и "Власть Соловецкая".
Жолудь Роман, Степовой Богдан: от десятков тысяч их осталось чуть больше 120 человек...
Почтальон Печкин об офицерах в Соловках.
Краминова Наталья. Золото Троцкого. Новая Газета, Москва, 18.12.2003
Фото Александра Родченко "Беломорканал" на обложке великой книги.
Герман Алексей: гимн людоеда и жертвы Соловков.

Благодарим редакцию и лично шеф-редактора "Новой Газеты" Сергея Соколова за помощь и разрешение опубликовать эти статьи.

Кто выживет в лагерях?
Лихачев на Соловках не стучал
Соловецкие доносы. На архипелаге готовятся предать забвению политические лагеря.
Соловецкие туалеты и историческая память. Или как можно иметь с нами дело.
Сандармох: важная тема, неудобные вопросы

C десятого класса читаю по истории репрессий

Я класса с десятого очень много читаю по истории репрессий. Благодаря знакомству с Юрием Бродским я с 2015 года крайне много читаю про Соловки, я не раз и подолгу там бывала, ездила по другим ГУЛАГовским местам. Я обдумала и потихоньку начинаю собирать в голове большую художественную книгу о становлении репрессивного аппарата в большевистской России, о рождении государства-палача. На нее уйдет не один год, и, полагаю, именно по этой книге меня будут узнавать после моей жизни, если я ее напишу. Мне даже фразу "дело "Сети" тяжело из себя выдавить. Слишком тяжело. Я слишком много во всем этом, в нашем страшном прошлом, в последние годы и, особенно, месяцы живу. Я только прочитала пару книг о пытках польских ксендзов в сталинских лагерях, например. Дочитала Солоневича через силу, потому что поставила задачу, но неинтересно... Мне тяжело, я не могу об этом писать. (Миронова Анастасия. Из сообщений в социальной сети. Ст.Петербург. 13.02.2020)