Loading...

АртАнгар - центр современного искусства на Соловках

Фотографии с концерта в АртАнгаре 16 августа 2002 года.

Соловки на фотографиях. Фотогалереи Соловецких островов

Профессиональное и любительское фотографирование Соловецких островов

Фотографии Соловков Светланы Ветровой

"А комиссар почему-то выругался и вышел. Видно, пожалел, что в свое время не выслал в Соловки и фотографов..."
( Васильев Борис. Москва. 2004. )

Светлана Ветрова. Композитор, поэт и бард из Питера фотографирует Соловки и рассказывает о них.

 

 

 

Буду рада, если мои фото послужат общему делу - Соловкам

Среди множества фотографий Светланы Ветровой, любовно и очень бережно сделанных в Соловках, есть одна, намертво приковывающая внимание тех, кто знаком с историей Соловецкого концлагеря. Фотография скупая и трагическая: темная вода Белого моря из которой нелепо торчат обгоревшие сваи причала. Это городок Кемь. Кемьперлаг. Остатки сгоревшего причала Кемского пересыльного лагеря – главных ворот в ад соловецких лагерей.

Кемский причал. Фото С.Ветровой. 2001.

Именно сюда попадали все, кто сгинул в Соловках, По настилу, несомому обгоревшими сваями, более 300 000 человек были загнаны в чрево парохода «Глеб Бокий». Но люди радовались отплытию потому, что рядом с причалом, в холодных бараках Попова острова, им было еще страшнее.

«Изо дня в день не по 8, а по 14, по 16 часов в сутки, голодными и замерзающими, работали мы поздней осенью в ледяной воде Белаго моря. В ботинках и легких брюках по колено в воде я часами вытаскивал багром из воды мокрыя бревна и, уходя в нетопленный барак, на себе самом сушил мокрую обувь и одежду... И за эту работу мы получали фунт хлеба, тарелку каши (стакан, полтора) утром и миску рыбнаго супа днем...» - писал заключенный Кемьперлага Борис Солоневич. (Борис Солоневич. Молодежь и Г.П.У. Жизнь и борьба советекоИ молодежи. Издательство "Голос Россiи". 1937)

Пронзительное и трагическое фото. Очень редкое и очень правильное, ибо большинство туристов и паломников, "проскакивают" это страшное место быстро и без печали. Не надо их винить за черствость души – откуда им знать про Попов остров? Ни памятника, ни поминального креста погибшим узникам, прошедшим через Кемьперлаг, рядом нет...

Впрочем, есть: черные, торчащие из воды, обугленные сваи старого причала...

Спасибо за память, Светлана!

Поделиться в социальных сетях

Светлана Ветрова. Путешествие на Соловки

Соловецкие острова, их люди и природа, особенная аура этих мест – давняя любовь Светланы Ветровой, она уже много лет приезжает сюда чуть ли каждое лето. Путешествие на Соловки, предпринятое в августе 2002 года, благодаря взятому с собой цифровому фотоаппарату Olympus с 10-кратным увеличением, оказалось очень урожайным на фотографии, сделаные самой Светланой и ее друзьми.

Сергей Морозов. Книга Постижение Соловков

В этом же 2002-м году в Товариществе Северного Мореходства вышла книга "Постижение Соловков" историка Сергея Васильевича Морозова, долгое время жившего на Соловках и работавшего в Соловецком музее (он умер 10 января 2001 года на Большом Соловецком острове, где и похоронен). С.В.Морозов был другом Светланы, и в его книге отражены мысли и чувства духовно близких им людей, живущих на Соловках или приезжающих сюда.

Одна из цитат, выбранных Светланой Ветровой для описания своих фотографий: "В народном сознании монастырь и весь архипелаг являлись вместилищем особой святости, и очень многое, относящееся к Соловкам, интерпретировалось, как чудо. Чудесными считались исцеление и спасение на море "по молитвам преподобных", предметы, связанные с земной жизнью подвижников, некоторые иконы, кресты, даже деревья. Чудом казалось богатейшее убранство храмов: огромные иконостасы с саженными иконами, пудовые литые серебряные доски на раках преподобных, богатые облачения с драгоценными камнями и т.д. и т.п. Все это поражало воображение паломников и служило к славе обители. Сами стены и башни крепости формировали в народном сознании образ "духовной твердыни Беломорья".

История любого монастыря наполнена чудесами, но история Соловков содержит особенно много такого, что обыденное сознание отказывается вместить. В центральной России невольное пострижение или перевод инока на Соловки считалось тяжелым наказанием. Что же тогда двигало иноками, добровольно выбиравшими неисходное заточение в Соловецком монастыре? Что заставляло прощенных соловецких узников оставаться после помилования в месте своего заточения или возвращаться на Соловки, уже пожив на свободе? Почему и в советское время многие, узнав о назначении им срока в страшных соловецких лагерях, плакали от радости и благодарили Бога за то, что "сподобились мучение принять" в святом месте? " (Сергей Морозов. Постижение Соловков. Очерки и материалы. Изд-во. "Товарищество Северного Мореходства. Соловки. 2002. )

Поделиться в социальных сетях