Соловецкие диалоги-1: "Законопатим на Соловках", "Национальный диалог о ценностях идет через соловецкие образы", "Архивы СЛОНа в Вологде" и многое другое о Соловках...
Соловецкие диалоги-2: "Молодежь про Канта знает еще меньше, чем про Соловки", "Северяне живут как заключенные Соловков".
Соловецкие диалоги-3: "Французские страницы из жизни Ивана Бунина и Георгия Иванова".
Соловецкие диалоги-4: Нужно ли сослать Pussy Riot на Соловки?

Короткие фразы о Соловках, соловецкие мысли, идеи, высказывания, мнения... соловецкие тезисы. Стр.: 1, 2, 3, 4.

Соловки в свете строгих формальных определений
ДИАЛОГ, -а; м. [греч. dialogos] - (1) Разговор между двумя или несколькими лицами. Оживлённый Д. Состоялся, завязался д. Вести д. Д. оборвался на полуслове; (2) Часть литературного произведения, представляющая собой разговор двух лиц. Прочитать вслух Д. двух героев. Литературное произведение, написанное в форме беседы. Диалоги Дидро.
СОЛОВЕЦКИЙ ДИАЛОГ - Разговор о Соловках между двумя или несколькими лицами или выдержка в форме бесед из литературного произведения о Соловецких островах. Разговор на Соловках о чем угодно.
Общие сведения о Соловках
Хроники Соловецких событий
Даты и события XIV-XXI веков. Хронология происшествий.
О Соловках коротко и по делу
Соловки в справочниках,
словарях и энциклопедиях.
Происхождение слова "Соловки"
Что такое "Соловецкий миф"?
Даты Соловков
Военные события
Легенды и предания
Явления святых и монахов
Видения/галлюцинации в Соловках
Чудеса и необъяснимые явления
Энциклопедии о Соловках
Брокгауз и Ефрон о Соловках
Энциклопедия "Кругосвет"
Слово «Соловецкий» в справочниках
Соловецкий толковый словарик
Местные обороты и выражения
Блатной и лагерный жаргон, "туфта"
Формальные сведения и статистика
Герб Соловецкого района
Флаги Соловков
Соловецкий календарь
Соловки. Мифы и топонимика.
Соловки в десяти строчках. Фразы.
В интервью о Соловках
Соловецкая Библиография
Алфавитный указатель литературы о Соловках.
Фрагмент соловецкой истории

...25 февраля 1730 года депутация от дворян принесла Анне Ивановне проекты государственного обустройства, присутствовавшая при том гвардия, по подсказке опытных людей, взволновалась: «Не хотим, чтоб государыня жила по законам. Пусть учиняет, что хочет, как ее отцы и деды делывали». После сего государыня изволила... разобраться с их проектами... О проектах больше не вспомнили. Вместо Верховного тайного совета учредили Кабинет министров из трех лиц. Никто из членов Верховного совета в число трех не попал — участь их была решена: сначала отодвинули от должностей, затем от чинов и имений и сослали: кого в Соловки, кого в Березов, кого в Шлиссельбург, а через несколько лет казнили." (Алекс Сэндоу. Что случилось с Российской Империей от того, что Петр I не назначил себе преемника . Политика.ру. Москва, www.polit.ru, 26.01.2008)

Соловецкие диалоги

Французские страницы из жизни Ивана Бунина и Георгия Иванова

Андрей Арьев и Майя Пешкова

Бесседуют: Андрей Арьев (1940) — Санкт-Петербургский писатель и литературовед, исследователь жизни и творчества Георгия Иванова и Майя Пешкова - ведущая передачи "Непрошедшее время" радиостанции "Эхо Москвы".

АНДРЕЙ АРЬЕВ: В 48-м году, вот в таком уже очень и очень, мягко говоря, необеспеченном состоянии, оказались оба: мало кому известный Георгий Иванов и всемирно известный Бунин. И жили они в одном Русском доме в Жуан-ле-Пен. И Георгий Иванов пишет ему, чтобы он не обращал внимания на всякую сволочь, которая его травит... дело в том, что Мария Самойловна Цетлина, это одна из богатых дам русской эмиграции, поддерживавшая всячески русских литераторов, в это время была одной из участниц «Нового журнала». Ее муж Цетлин был соредактором «Нового журнала» в Нью-Йорке. Она написала Бунину письмо, очень резкое, обвинив его в том, что он находится на стороне тех людей, которые вот взяли советские паспорта и сотрудничают с этой ужасной человеконенавистнической властью. Дело в том, что Бунин тоже вышел из Союза писателей, потому что он считал, что вот Союз русских писателей, который был в Париже до войны, он был организацией аполитичной. Там даже слово «эмигранты» не было написано. Никакой не

Перечислять имена бежавших из "планетарного ада" или высланных коммунистической властью носителей веками создававшейся русской культуры и науки – не хватит и газетного листа, может, даже целой газеты – к тому же главнейшие из них известны всему миру. Не Лысенко же с Демьяном Бедным перенесут культуру и науку в грядущие столетия! Перенесут их те, кто, избежав лагеря или вырвавшись из него, очутился на Западе или, как великий Сахаров, предпочел унижения и страдания ради правды. Георгий Иванов сконцентрировал эту истину в четырех строках!

Кирилл Померанцев. Из истории русской эмиграции: Сквозь смерть, Георгий Иванов. Опубл. «Зарубежные записки» 2006, №7.

союз эмигрантских писателей, а просто Союз русских писателей. А когда вот после войны в 48-м году резко ситуация политизировалась, часть взяла советские паспорта, после этого тех людей, которые взяли советские паспорта, исключили из этого Союза русских писателей в Париже. Бунину все это надоело и он один, не взяв, естественно, никакого советского паспорта, просто вышел из этого союза, не желая участвовать во всех этих склоках. А вот Цетлина обвинила его в том, что он тоже на стороне просоветских этих литераторов. И вот, Бунин страшно возмутился, написал письмо Цетлиной, ответное. А вот Георгий Иванов, зная об этом, ему такое сочувственное письмо написал из соседней комнаты. Но потом, когда Бунин выздоровел, они Поэт Георгий Иванов, Франция общались много, и кстати, вот об этом периоде и об этой жизни в Жуан-ле-Пене замечательные есть воспоминания у Ирины Одоевцевой. По-моему, даже, это, может быть, лучшие воспоминания о Бунине эмигрантской пары. Очень обширно, очень живо написаны. И эта сцена, как Бунин кричит: вот, они меня загнали, там, они меня считают, там, просоветскимZ и так далее, и так далее. Это одни из лучших воспоминаний об эмигрантском периоде на берегах Сены, да, конечно. Их общение было очень интересным, оно связано было и с разными разговорами на литературные темы и не на литературные. Например, Георгий Иванов - человек был очень такой интеллигентный и старопетербуржский, когда речь шла вообще о поведении, о манерах. Но когда речь заходила о литературных проблемах, он был абсолютно нетерпим. И даже Ивану Бунину, Нобелевскому лауреату, говорил, что он никакой не поэт. Он его ценил только как прозаика. А Бунин же, наоборот, очень ценил свою поэзию. Кстати, вот, и Набоков тоже считал, что Бунин – в первую очередь поэт. Да, и сам Бунин, ну, как-то для себя считал, что его поэзия - это как бы квинтэссенция его литературной работы. А Георгий Иванов этого категорически не признавал и прямо это в лицо говорил Бунину. Бунин сам, как все знают, был человеком нетерпимым. Он тоже кого угодно громил, не стесняясь. Но Георгия Иванова он как-то любил, они, в общем-то, были в хороших отношениях, он называл его болгарином. Это его какая-то причуда, возможно, внешне немножко походил Георгий Иванов на болгарина. А потом, его родители, его отец участвовал в болгарской войне, там был ранен. Он был офицером, ранен был под Плевной. Так что, возможно, и с этим связано. Вот, Георгий Иванов, болгарин для Бунина, много времени с ним проводил. Вот существуют дневники Буниных, изданные. Они и у нас сейчас переизданы. Первоначально изданы еще во Франкфурте. То есть, в эмиграции как бы, в несоветской цензуре. И очень интересно: они изданы не целиком.

МАЙЯ ПЕШКОВА: Это было первое в мире издание, когда вместе публиковали дневник мужа и жены.

АНДРЕЙ АРЬЕВ: Да, да. И этот дневник большой. Я надеюсь, что он, в конце концов, все-таки, будет опубликован полностью, потому что купюры, которые сделаны там, весьма странные. А вот сейчас они значат очень много, они говорят о том, что вот этот поэт не от мира сего, Георгий Иванов. Потому что, действительно, в первую очередь считал себя только поэтом, лирическим поэтом, и больше ничего не знал, не умел и не хотел больше ничего делать, кроме как писать стихи. Но вот, при всем при этом, оказывается, что в такой живой жизни, как собеседник, он был человеком очень острого политического ума. И вообще, несколько политических его стихотворений, на зависть, сильные и яркие. Но просто, он действительно их не ценил, не включал даже в сборники. Но политическая сила в нескольких вот политических стихах Георгия Иванова, по-моему, необыкновенная. Ну, взять, хотя бы, какие-нибудь четыре строчки: «Россия тридцать лет живет в тюрьме, на Соловках или на Колыме. Но лишь на Колыме и Соловках Россия та, что будет жить в веках.» Как ни странно, даже вот такой силы стихи он у себя не ценил. Главной у него была вот эта лирика, такая надмирная немножко, а в то же время очень житейски такая значимая, простая, намеренная, почти упрощенная, но при этом исполненная такого проникновения в какие-то надмирные субстанции. Вот, одно из главных слов его поздних, такое сияние, это ледяное сияние его стихи всегда навевало. Так вот, в этом дневнике есть такие строчки, выключенные при издании. Подчеркиваю, при эмигрантском издании, где не было цензуры. Подозреваю, выключенные из-за того, что они показались издателям идиотскими, то есть, характеризующими Георгия Иванова как какого-то идиота, ничего не понимающего в политике. А вот, буквально следующее говорил Георгий Иванов в 48-м году Буниным, - в архивах, дневники, естественно, полностью есть, эти дневники хранятся в Лидском архиве в Англии. (Андрей Арьев, Майя Пешкова. Непрошедшее время. Радиостанция "Эхо Москвы". Москва. 24.10.2010)

Solovki weather forecast Follow us on Facebook Solovki Passional