• Соловецкий книжный каталог: алфавитный список книг, брошюр, альбомов, журналов, газет, содержащих романы, повести, литературные сборники, научные статьи о Соловках (Соловецких островах).
Личное дело
Мельгунов Сергей Петрович, историк и философ Мельгунов
Сергей Петрович

(1879 - 1956)

Выходец из старинного дворянского рода. Историк, педагог, книгоиздатель. К Октябрьскому переворотуотнёсся крайне отрицательно. В 1918-22 неоднократно арестовывался чекистами. В 1920 был приговорён к смертной казни, замененной 10 годами тюремного заключения. Освобожден (1921) под давлением общественности и благодаря инициативе В.Н.Фигнер и П.А.Кропоткина. Осенью 1922 выслан за рубеж.

Коротко о Соловках
"Ссылка с 1922 г. стала принимать небывалые размeры. старое. И Туруханскiй и Нарымскiй край, и Соловецкiе острова... всеобщее вниманiе было привлечено Портаминским концентрацiонным лагерем, расположенным на берегу Сeвернаго моря. Туда с конца прошлаго (1922 г.) года начали свозить большiя партiи заключенных из Москвы и других городов... Но Портаминск оказался недостаточным. Центральным мeстом ссылки за послeднiй год стали Соловецкiе острова." (Мельгунов Сергей. "Красный террор" в Россiи 1918-1923. Изд. 2ое дополненное. Берлин. 1924)

Соловки, СЛОН. Мельгунов Сергей Петрович, з/к СЛОНа

"С.О.Маслов разсказывает о женщинe-палачe, которую он сам видeл... Маслов, "как старый дeятель вологодской кооперацiи и член Учредительнаго Собранiя от Вологодской губ., хорошо освeдомленный о вологодских дeлах, разсказывает о мeстном палачe (далеко не профессiоналe) Ревеккe Пластининой (Майзель), бывшей когда то скромной фельдшерицей в одном из маленьких городков Тверской губ., разстрeлявшей собственноручно свыше 100 человeк. В Вологдe чета Кедровых - добавляет Е.Д.Кускова, бывшая в это время там в ссылкe (Газета "Последние Новости", No. 731.) - жила в вагонe около станцiи... В вагонах происходили допросы, а около них разстрeлы. При допросах Ревекка била по щекам обвиняемых, орала, стучала кулаками, изступленно и кратко отдавала приказы: "к разстрeлу, к разстрeлу, к стeнкe!" "Я знаю до десяти случаев, - говорит Маслов - когда женщины добровольно "дырявили затылки". О дeятельности в Архангельской губ. весной и лeтом 1920 г. этой Пластининой-Майзель, бывшей женой знаменитаго Кедрова, корреспондент "Голоса Россiи" (25.03.1922) , сообщает:

Женщина-палач в Соловецком лагере

"Послe торжественных похорон пустых, красных гробов началась расправа Ревекки Пластининой со старыми партiйными врагами. Она была большевичка. Эта безумная женщина, на голову которой сотни обездоленных матерей и жен шлют свое проклятье, в своей злобe превзошла всeх мужчин ВЧК. Она вспомнила всe маленькiя обиды семьи мужа и буквально распяла эту семью, а кто остался не убитым, тот убит морально.Жестокая, истеричная, безумная, она придумала, что ее бeлые офицеры хотeли привязать к хвосту кобылы и пустить лошадь вскачь, увeровала в свой вымысел, eдет в Соловецкiй монастырь и там руководит расправой вмeстe со своим новым мужем Кедровым. Дальше она настаивает на возвращенiи всeх арестованных комиссiей Эйдука из Москвы, и их по частям увозят на пароходe в Холмогоры, усыпальницу русской молодежи, гдe, раздeвши, убивают их на баржах и топят в морe. Цeлое лeто город стонал под гнетом террора".

Другое сообщенiе той же газеты добавляет: В Архангельскe Майзель-Кедрова разстрeляла собственноручно 87 офицеров, 33 обывателя, потопила баржу с 500 бeженцами и солдатами армiи Миллера и т.д. (Мельгунов Сергей. "Красный террор" в Россiи 1918-1923. Изд. 2ое дополненное. Берлин. 1924)

Главным местом ссылки
стали Соловецкие острова

Центральным мeстом ссылки за послeднiй год стали Соловецкiе острова. Вот описанiе новаго мeста ссылки, гдe сейчас томится свыше 200 заключенных. "Заключенным отведена на островe одна десятина земли; выход за ея предeлы строго запрещен и стражe отдан приказ стрeлять без предупрежденiя в нарушителей этого правила... С прекращенiем навигацiи остров будет отрeзан от всего прочаго мiра.

Обрекая людей на физическую и духовную смерть, власть "коммунистическая" с особой жестокостью создает условiя существованiя, неслыханныя даже в трагической исторiи русской каторги и ссылки".

Характеристику этой "красной каторги" на Соловецких островах мы найдем в письмe из Россiи, напечатанном в No. 31 "Революцiонной Россiи" (Октябрь - ноябрь 1923 года)

"Главное ея отличiе от дореволюцiонной каторги состоит в том, что вся администрацiя, надзор, конвойная команда и т. д. - все начальство от высшаго до низшаго (кромe начальника Управленiя) состоит из уголовных, отбывающих наказанiе в этом лагерe. Все это, конечно, самые отборные элементы: главным образом чекисты, приговоренные за воровство, вымогательство, истязанiя и прочiе проступки. Там, вдали от всякаго общественнаго и юридическаго контроля, в полную власть этих испытанных работников отдано безправное и безгласное населенiе "красной" каторги... Эти ходят босые, раздeтые и голодные, работают минимум 14 ч. в сутки и за всякiя провинности наказываются по усмотрeнiю изобрeтательнаго начальства: палками, хлыстами, простыми карцерами и "каменными мeшками", голодом, "выставленiем в голом видe на комаров"...

"Политические" з/ки в Соловках

Мельгунов Сергей Петрович. Саватьевскiй скит, гдe заключены соцiалисты, находится в глубинe острова, он занимает десятину земли и кусочек озера и окружен колючей изгородью. "Там, в домe, разсчитанном человeк на 70, живет в настоящее время 200 человeк соцiалистов разных оттeнков и анархистов. В предeлах этого загона им предоставлена полная свобода: они могут голодать, болeть, сходить с ума и умирать совершенно безпрепятственно, без малeйшей попытки администрацiи вмeшаться в их внутреннiя дeла. Разговоры с начальником управленiя Ногтевым до послeдней степени просты, откровенны и циничны. На попытку предъявить ему требованiя он отвeтил приблизительно так: "Вам давно пора понять, что мы побeдили, а вы - побeжденные. Мы совсeм и не собираемся устраивать так, чтобы вам было хорошо, и нам нeт дeла до вашего недовольства". На угрозу массовой голодовки он отвeтил: "По-моему вам гораздо проще сразу повeситься, до такой степени это безнадежно". Трудность и продолжительность пути на Соловецкiе острова лишает родственников возможности оказывать им сколько-нибудь существенную матерiальную поддержку, а казеннаго пайка хватает только, чтобы не умереть с голоду. Тяжело больные и помeшанные совершенно лишены возможности пользоваться медицинской помощьюи находятся в общих камерах, среди шума и тeсноты. Добиться же их перевода на материк совершенно безнадежно. На островe имeется больница, но врачи в ней опять-таки штрафные чекисты...

Но страшнeе всего для заключенных не условiя содержанiя, a ожиданiе прекращенiя сношенiй с мiром на 8 мeсяцев. Что произойдет за это время, неизвeстно. И теперь письма из Соловков почти не доходят по назначенiю. И теперь с.-р. сибиряков связанными увезли насильно на другой остров, в пустынный скит, гдe они совершенно отрeзаны от товарищей из Савватiева"...

Прошло лишь полтора мeсяца послe выхода моей книги. И ожидавшееся "страшное" совершилось. Мы узнаем о самоубiйствe на Соловках; мы узнаем даже из оффицiальнаго извeщенiя о массовых избiенiях со смертными исходами. В No. 34 "Извeстiй" за нынeшнiй год (10-го февраля) мелким шрифтом напечатано сообщенiе "по поводу событiй в Соловках": "19-го декабря 1923 г. в 18 ч. во дворe Савватьевскаго скита соловецкаго лагеря имeл мeсто печальный инцидент, выразившiйся в столкновенiи заключенных с отрядом красноармейцев, карауливших названный скит, в котором помeщаются заключенные". В результатe столкновенiя - как сообщает предсeдатель комиссiи по разслeдованiю происшествiя, член Президiума ЦИК СССР. Смирнов - шесть человeк убито и умерло от ран; двое ранено "не опасно".

Из факта созданiя спецiальной комиссiи по разслeдованiю и ея краткаго оффицiальнаго сообщенiя мы можем судить о дeйствительных размeрах трагедiи, разыгравшейся там, на далеком, оторванном от всего мiра, Сeверe. Такова судьба соцiалистов. А судьба других политических заключенных на Соловках?... Нам все скажет описанiе, даваемое корреспондентом "Соцiалистическаго Вeстника".

Тюрьма в Соловецком Кремле

"Кромe концентрацiонных лагерей для соцiалистов на Соловках существует еще особая тюрьма, так наз. "Кремль"... "Кремль", совершенно отдeленный от мeст заключенiя соцiалистов, это - совсeм особый мiр. Здeсь сосредоточена старая уголовщина с ея старым бытом, старыми нравами и старою моралью. Сюда направляют и так называемых "экономистов", т. е. людей, осужденных по "хозяйственным дeлам" - за взяточничество, хищенiя и т. д. Но здeсь же помeщаются и политическiе: священники, "контр-революцiонеры" и т. д.

Ужасы режима в "Кремлe", несмотря на открытыя камеры, превосходят всякое описанiе. Бьют нещадно. Бьют работающих за малeйшее упущенiе. Палками снабжены не только надзиратели, но и старосты работающих партiй. Наказанiя - инквизиторскiя: ставят "под комаров" голыми (лeтом) или сажают на недeлю-двe в темное помeщенiе, гдe нельзя лечь (так оно узко) или, зимою -- в башню, гдe держится лед от холода. Кормят ужасно, ибо паек раскрадывается.

Положенiе женщин - поистинe отчаянное. Онe еще болeе безправны, чeм мужчины, и почти всe, независимо от своего происхожденiя, воспитанiя, привычек, вынуждены быстро опускаться. Онe - цeликом во власти администрацiи, которая взымает дань "натурой"... Женщины отдаются за пайки хлeба. В связи с этим страшное распространенiе венерических болeзней, наряду с цынгой и туберкулезом.

Одним словом - самый настоящiй рабовладeльческiй лагерь с полным безправiем заключенных, с самыми ужасными картинами быта, с голодом, с побоями, истязанiями, надругательствами...

Соловки - величайший позор большевиков

Этот режим - величайшiй позор для большевиков, даже если бы он примeнялся лишь к самым тяжким уголовным преступникам. Когда-же в такiя условiя ставятся побeжденные политическiе враги, то нeт достаточно негодующих слов, которыми можно было бы заклеймить эту подлость.

И эти люди смeют судить за поруганiе человeческаго достоинства политических заключенных - каких-то Сементовских и Ковалевых! Да чeм же они сами лучше этих палачей?" Нeт хуже, во сто крат хуже! Там по крайней мeрe не было столь грубаго лицемeрiя. A здeсь судят "палачей царской каторги", посылают торжественные протесты "против насилiй и репрессiй", имeвших мeсто в Финляндiи, Латвiи, Польшe, Францiи и т. д.; пишут громовыя статьи о насилiях над коммунистами в буржуазных тюрьмах и... творят неслыханныя по размeрам насилiя над человeческой личностью и человeческой жизнью!...

В Соловках возстановлены знаменитые "каменные мeшки", существовавшiе в монастырe чуть-ли не со времен Грознаго. В эти мeшки (узкiя и глубокiя отверстiя в каменных стeнах, совершенно без свeта, куда втиснуть человeка можно только "под углом"), сажают нынe заключенных на "недeлю, а иногда и на двe". (Мельгунов Сергей. "Красный террор" в Россiи 1918-1923. Изд. 2ое дополненное. Берлин. 1924)

Solovki weather forecast Follow us on Facebook Solovki Passional