Соловки притягивали внимание писателей и литераторов:
• Соловецкий книжный каталог: алфавитный список книг, брошюр, альбомов, журналов, газет, содержащих романы, повести, литературные сборники, научные статьи о Соловках (Соловецких островах).
Соловки и остальной Мир

Дмитрий Волкогонов
(1928-1995)

Дмитрий Волкогонов, историк, автор книг о Сталине и сталинизме Дмитрий Волкогонов родился в Читинской области, Кыринском районе, в ст. Мангут 21 марта 1928 года. Отца Дмитрия расстреляли в 1937-ом, после чего мать с детьми сослали в Красноярский край, Ирбейский район, где она и умерла в 1949 г.

С 1946 по 1947 работал в качестве учителя в семилетней школе. В 1952 окончил обучение в Орловском танковом училище. В 1966 окончил Военно-политическую академию имени В. И. Ленина. Являлся доктором как философских, так и исторических наук, профессором. Дослужился до звания генерал-полковника. Служил в Приволжском и Киевском военных округах. Занимал ряд должностей в политорганах.

Начиная с 1966-го, он работал в Военно-политической академии. С 1969 по 1988 прошел путь от начальника отдела до заместителя начальника в Главном политическом управлении Советской Армии и ВМФ. С 1988 по 1990 был начальником Института военной истории в Министерстве обороны СССР.

В 1985 избирался депутатом Верховного Совета РСФСР. Являлся делегатом 27 и 28 съездов КПСС, 19 конференции КПСС. В 1990 его избрали народным депутатом РСФСР и членом Совета Национальностей Верховного Совета РФ. Являлся сопредседателем фракции «Левый центр — сотрудничество», был координатором депутатской группы «Россия». Входил в состав Комитета Верховного Совета по вопросам обороны и безопасности. Был советником по оборонным вопросам при Президенте РФ. В 1993 его избрали депутатом Государственной Думы 1-го созыва. Являлся членом фракции «Выбор России», входил в состав Комитета по обороне.

Волкогонов является автором более 20 книг. Так, его перу принадлежит двухтомник о Сталине под названием «Триумф и трагедия». Он написал свыше 500 статей политической, философской и исторической тематики. Волкогонов занимал должность вице-президента международной ассоциации военных историков, входил в правление Философского общества, был членом общества «Знание». Являлся членом редакционных коллегий журналов «Военно-исторический журнал» и «Знамя». Его наградили как советскими, так и иностранными орденами. Удостоен нескольких медалей. Волкогонов был лауреатом литературных и научных премий.

Он способствовал утверждению суверенного статуса России, выступал за создание РАН, отечественного телевидения и радио, за передачу большого количества союзных предприятий, расположенных на российской территории, в подчинение органам России. Волкогонов придерживался точки зрения, что формирование рынка может быть осуществлено лишь при наличии государственного плана. Не поддерживал продажу предприятий и земель в частную собственность. Однако при этом требовал прекращения процесса «раскрестьянивания», ратовал за появление настоящего хозяина на земле. Являлся сторонником реформирования армии, ее превращения в профессиональную.

Скончался Волкогонов 6 декабря 1995 года от рака мозга. Похоронили его на Кунцевском кладбище в Москве. (Из некролога. Составитель не известен.)

Соловецкая книга
Волкогонов Дмитрий. Триумф и трагедия. Политический портрет Сталина. Книги 1,2.

Дмитрий Волкогонов о Соловках
и политическом портрете Сталина

Существует тайна, "...которую едва ли когда удастся полностью раскрыть: смерть жены Сталина. Официальные заявления и различные версии известны давно. Но, пожалуй, ни одна из них не убедительна. Я просто выскажу одно соображение. В архиве есть любопытный документ, адресованный М.И. Калинину: прошение о помиловании Александры Гавриловны Корчагиной, заключенной лагеря на Соловках. Прошение написано фиолетовым карандашом на нескольких листках школьной тетради 22 октября 1935 года.

Дмитрий Волкогонов и его герои

Сталин убил жену, а главного свидетеля выслал в Соловки

Как явствует из пространного письма, член партии А.Г. Корчагина пять лет работала домработницей в семье Сталина. Была арестована, когда один из заключенных, работавших ранее в Кремле, некий Синелобов, дал показания о том, что она-де говорила, будто Надежду Сергеевну застрелил сам Сталин. В письме Корчагина не очень убедительно отрицает этот факт, ссылаясь на официальную версию о «разрыве сердца» своей хозяйки. Упоминаемые в прошении Буркова, Синелобов (инициалов в тексте нет), сожитель Корчагиной охранник Я.К. Гломс, безымянный секретарь партячейки интересовались у домработницы: почему о причине смерти не указали в газетах? Из прошения явствует, что официальная версия смерти многих не удовлетворила, тем более, как пишет Корчагина, Сталин тогда же, в ночь смерти, вернулся на кремлевскую квартиру видимо, следом за женой. По всей вероятности, эти разговоры дошедшие до Сталина, напугали его, и он решил не только убрать Корчагину, но и фактом её ареста заставить замолчать всех, кто что-либо знал об этом деле. Именно — замолчать.

В конце 1935-го — начале 1936 года судили по-сталински. Корчагина пишет Калинину, что угрозы следователя Когана принудили её признать обвинение, а затем она без суда была сослана в Соловецкий лагерь. К письму приложено заключение особо уполномоченною НКВД Луцкого, которое гласит, что А.Г. Корчагина «проходит по делу о контрреволюционных террористических группах в правительственной библиотеке, в комендатуре Кремля и др.». Резолюция «всесоюзного старосты» лаконична: «Отклонен. М.И. Калинин. 8.III.36 г.» (ЦГАОР, ф. 3316, оп. 2, д. 2016, л. 1—10). Следует добавить, что в то время многие считали, что Аллилуева не покончила с собой, а её застрелил Сталин, в приступе гнева не захотев больше терпеть своенравности жены, имевшей твердый характер. И эта версия не выглядит нереальной, учитывая моральный облик «вождя». У него ни разу не дрогнула рука, не шевельнулась мысль, когда он отправлял на гильотину беззакония своих друзей, товарищей по Политбюро, боевых соратников по гражданской войне, близких родственников. Нельзя конечно, исключать и того, что Надежда Сергеевна не просто устала от бессердечия мужа, но и выразила таким трагическим способом свой протест против того, что знала. (Волкогонов Дмитрий. Сталин. Политический портрет. Москва, Новости, 1992.)

Дмитрий Волкогонов: людей из окружения Льва Троцкого не минула участь соловецких З/К

"Не случайно, вскоре после получения известия об убийстве Троцкого, Берия (не без ведома Сталина) отдал распоряжение о "ликвидации в лагерях активных троцкистов". Накануне войны прокатилась по лагерям ещё одна, малозаметная волна, сметающая последних осужденных, причисленных к "активным троцкистам". Печора, Воркута, Колыма, Соловки стали немыми свидетелями кровавой мести вдогонку убитому лидеру IV Интернационала. Сталин не хотел понимать, что смерть человека — неэффективное средство для борьбы с его идеями. Он надеялся, что таким способом исключит саму возможность возникновения инакомыслия и оппозиции, даже внутренней, духовной." (Волкогонов Дмитрий. Сталин. Политический портрет. Москва, Новости, 1992.)

Зять Льва Троцкого Захар Моглин
Завгар Кремля Федотов - шофер Троцкого

Solovki weather forecast Follow us on Facebook Solovki Passional