Соловки и люди: исторические личности на Соловках, великие россияне на Соловках, ученые, писатели, VIP персоны, медиа-звезды, губернаторы, мэры, простые люди, личности в Соловках.

Соловки и остальной Мир

Люди в Соловках
Выдающиеся личности Знаменитости и "звезды" Люди, помогавшие Соловкам VIP-персоны в Соловках Простые люди. Народ Побратимы и друзья

Соловецкие женщины
Герои СССР с Соловков

Петр I привез на Соловки храм
История строительства царем часовни и основание Свято-Андреевской (Заяцкой) пустыни
www.solovki.ca/monastery
Лужков привез на Соловки жену
История прибытия на Соловков мэра Лужкова и его семейства
www.solovki.ca/people/

Соловецкий мартиролог. Поименный список жертв красного СЛОНа.

• Соловецкий книжный каталог: алфавитный список книг, брошюр, альбомов, журналов, газет, содержащих романы, повести, литературные сборники, научные статьи о Соловках (Соловецких островах).
Поэты-заключенные и лагерные стихи СЛОНа
Страница Неизвестного лагерного поэта

Айхенвальд Ю. | Аксакова-Сиверс Т. | Алексеев В. | Аркавина В. | Васильев В. | Второва_Яфа О. | Евреинов Б. | Емельянов Б. | Жигулин А. | Жумабаев М. | Зеров М. | Казарновский Ю. | Карпов П. | Кемецкий В. | Лозина-Лозинский В. | Могильянская Л. | Плужник Е. | Русаков Г. | Стус В. | Филипович П. | Фроловский М. | Шкурупій Г. | Языкова В. | Ярославский А. • Соловки в жизни российского общества. Соловки и русская культура
В Белгороде состоялась презентация книги писателя Юрия Анциферова «От сердца к сердцу»
Юрий Анциферов, писатель Книга содержит очерки об известных людях, которым присвоено звание «Почётный гражданин Белгородской области». Заслуженный агроном РФ Николай Асыка, председатель областного суда Иван Заздравных, сенатор от Белгородской области Николай Рыжков, заслуженный учитель России Иван Соловецкий... всего 21 человек, много сделавших для области и страны. Работа над книгой продолжалась около года. Оформление книги - черно-белое, сдержанное. Тираж небольшой – всего 1 000 экземпляров.

Молитвы Соловецким святым

Соловецкие солдаты из книги Памяти
В книге Памяти Вейделевского района Белгородской области читаем:
Соловецкий Иван Андреевич, 1906 г.р, хутор Новорослов, рядовой. Погиб 29.01.1942 г. в Ленинградской области у деревни Финев Луг.
Соловецкий Иван Петрович, 1906 г.р, село Белый Колодезь, рядовой. Погиб 16.03.1942 г. Место захоронения неизвестно.
Вечная память...

"СРЕДИ многочисленных наград и знаков отличия Ивана Стефановича Соловецкого (а это ордена, медали, звания заслуженного учителя и Почетного гражданина Белгородской области) есть одна, с виду неприметная, но для него самая дорогая. Сделана она руками детей-сирот Старооскольского детского дома. И называется просто, но искренне — «За доброе сердце». И оттого каждый раз, когда Иван Стефанович берет ее в руки, учащенно бьется его сердце. В дипломе о награждении написано: «Медалью «За доброе сердце» награждается Соловецкий Иван Стефанович за неустанную помощь детям-сиротам». Пожалуй, такую искреннюю, идущую от сердца награду могли придумать только дети. Доброе сердце... Да, у этого человека исключительной скромности и доброты, человека, можно сказать, легендарного, проработавшего в сфере образования более 50 лет и 26 из них — руководителем областного образования, действительно доброе сердце. И эти его качества, без преувеличения, знает вся Россия."

Не прервется связь времен...

заслуженный учитель Иван Стефанович Соловецкий

Почетный гражданин Белгородской области, заслуженный учитель Иван Стефанович Соловецкий

СТОЯЛ АВГУСТ 41-го. Уже два месяца шла кровопролитная война. В селе Брянские Липяги провожали на фронт сельского учителя Стефана Соловецкого. Казалось, все село вышло на улицу, сопереживая и сочувствуя Соловецким. Многие односельчане такие проводы уже пережили, а кое-кто уже и получил эти страшные, ранее неслыханные бумажки — похоронки. Но все глубоко понимали, как это тяжело, может быть, в последний раз видеть родного человека.

Рядом со Стефаном Петровичем стояли заплаканная жена Галина, то и дело торопливо вытиравшая кончиками платочка глаза, и четверо их детей, плотно обступившие ее, словно цыплята наседку, застывшие в оцепенении, толком еще не понимая, что происходит, и тем более, что может произойти. Они были еще малы и, по сути, не воспринимали этого страшного, чуждого человеческому разуму слова «война». Встревоженные общим настроением, они лишь с надеждой смотрели на отца, который, бывало, мог подойти, лихо подхватить на руки, а сегодня уже сказал им последнее «До свидания», но все еще почему-то медлил, не уходил.

Он оставлял тех самых детей войны, о которых теперь наконец-то вспомнили и заговорили. Старшему Ивану было одиннадцать, а самой младшей Людмиле не исполнилось и года.

Это они, дети пяти—десяти лет от роду, вместе со своими матерями, бабушками и дедушками пережили ужасы войны. И хотя не на фронте, где могли убить каждую минуту, а в тылу, но это не было легче. И убить могли, и страшный голод и холод пережили, и изнурительный труд испытали. Таким «счастливым» было их детство. Это на их еще неокрепшие, слабые плечи легла большая часть взрослых забот.

С двенадцати лет Иван начал работать в колхозе. Сначала пас телят. Став постарше — управлял косилкой-лобогрейкой, пахал на коровах. Тогда каждая хозяйка вела свою корову и ей казалось, что ее кормилицу погоняют чаще других. Да и что удивительного: корова испокон веков была на селе кормилицей, а тут ярмо на шею и в плуг — невольно пожалеешь.

До войны Соловецкие жили при школе. Своего хозяйства не держали. На все хватало зарплаты директора школы. Проводив отца на фронт, завели корову, козу, кур, огород. Все требовало присмотра и ухода. Не стало дров, нечем было топить печь. Благо, еще недалеко оказалось обмолоченное подсолнечное поле — собирали стебли, ими топили печь. Как-то вдруг сразу пропали спички. Огонь в селе поддерживали искусственно, как в каменном веке, а потом ходили по дворам и спрашивали, у кого он сохранился.

Два младших брата и сестра тоже нуждались в заботе. К счастью, помогало то, что родители с ранних лет ненавязчиво, больше личным примером, чем словом, сумели привить Ивану и старательность, и трудолюбие, за что он и теперь, когда ему 75, благодарен им. Да и деревня всей своей жизнью воспитывала: когда возникала нужда, любой малец на место взрослого становился. А про то время, когда жизнь закручивала гайки до предела, и говорить нечего. Видел Иван, как девчонки немногим старше его угоняли подальше от фронта сотни сельских коров. Но из окружения вырваться не удалось, пришлось возвращаться. Днем прятались в лесах, на землю молоко сдаивали до кровавых мозолей на руках — не могли допустить, чтобы коровы погибли.

Ну, а Иван все-таки парень, уже тогда работал наравне со взрослыми. Было тяжело, но именно это зарождало в детской душе добро и справедливость, которые потом пригодились Ивану Стефановичу по жизни.

Острой болью сохранился в сердце случай, когда соседка, которую все почему-то звали бабой Галей, поехала на базар в Валуйки продать два ведра картошки, чтобы купить мыла. Продала. А все деньги отобрали за место на базаре. Так и вернулась она к своим сыночкам и внуку ни с чем. Даже соли не смогла купить...

Трудное и во многом непонятное это дело — воспитание. Одному нужно душевное слово, другому личный пример, к третьему один подход, к четвертому — другой... Голова разболится в поисках лучшего.

Здесь воспитывала суровая жизнь: каждый случай несправедливости острой болью ложился на сердце мальчика и в ответ, как протест, как жалость зарождались в душе у Ивана бережное отношение к человеку, желание помочь ему. И сегодня в самом облике Ивана Стефановича, в сосредоточенном выражении его глаз, слегка наклоненной голове словно содержится участливый вопрос: «Ну, как дела, дружок?». Сделать такой вывод позволяет и его участие, которое он готов проявить, кажется, к каждому, даже незнакомому человеку. По дороге в то или иное село он обязательно подберет попутчика.

Это для него как неписаная сельская традиция — обязательно здоровается с каждым, даже незнакомым встреченным человеком. Посадит в машину, но не сидит молча. Участливо поинтересуется: кто, откуда, зачем? Минута-другая, и уже завязывается такой разговор, будто знакомы они с попутчиком не один год. Совпадение или случай, но чаще всего подсаживаются в машину к Ивану Стефановичу люди профессий родственных — учителя, воспитатели, работники культуры —люди, на селе самые бедные.

Вспоминается первая учительница Клавдия Митрофановна в селе Милославка Рязанской области. И особенно ее руки с землей под ногтями, потому что учительской зарплаты не хватало, и она вынуждена была держать большой огород, пропадать на нем часами. И почему-то щемило от жалости детское сердце, когда глядел на эти руки.


Соловецкий Иван Стефанович, учитель Соловецкий
Иван Стефанович

(1931)

Окончил Воронежский пед. институт. Работал учителем физики. Служил в Советской Армии, был инспектором, ст.инспектором, зам. и зав. гор. отделом народного образования, обл. управлением народного образования. Заслуженный учитель школы РСФСР, отличник просвещения СССР и РСФСР, член Международной педагогической академии. Профессор. Награжден орденами и медалями. Почетный гражданин Белгородской области (2001).

Работает председателем совета Белгородского регионального отделения Общероссийской общественной организации «Союз пенсионеров России».

***

ВЕРНЕМСЯ в военное детство нашего героя. Успевал Иван во всем: и в семье за старшего быть, и учиться хорошо. И не просто хорошо, а на одни «пятерки» окончить среднюю школу.

Их было много — эпизодов, рожденных войной. Но почему-то особенно запомнился такой. Окончив школу, ехал поступать в техникум. Как и многие другие, взобрался на крышу вагона. Кругом промышляла шпана, ворье. На одном из перегонов кто-то из них «кошкой» стащил с крыши козу, которую женщина везла на продажу.В техникум поступил, но из-за голода возвратился в село. Но была и большая радость - с фронта вернулся отец. А за радостью новая беда - голодный 47-й. Опухали от голода, ели лебеду и другие травы.

Дальше жизнь понеслась словно стремительный водоворот. С «красным» дипломом закончил Харьковский учительский и Воронежский пединститут. Работал учителем в Харьковской области, учил украинских детей. И никому это не казалось противоестественным, никому не было обидно. Более того, в Эсхаровской школе Чугуевского района Харьковской области его ждали и встретили так, что Соловецкий запомнил на всю жизнь. Он и теперь рассказывает об этом не без волнения и гордости.

— 15 августа приехал в школу. Учителей нет, все в отпуске, но директор на месте. Я назвал свою фамилию, он мне: садитесь, пожалуйста, мы вас ждем уже. Представился: Сыромятников Александр Порфирьевич, Показался мне очень солидным, серьезным человеком, побеседовал со мной, поспрашивал, какие кружки смогу вести, какая у меня семья. Чуть больше часа это заняло, а потом он встает: «Пошли, Иван Стефанович, я тебе покажу твою квартиру». Такого я себе и вообразить не мог. Пришли к трехэтажному дому, метрах в трестах от школы. На втором этаже моя двухкомнатная квартира. А в ней стоит застеленная, кровать, на столе стопка чистого белья, тарелки, ложки, вилки, три кастрюли, чайник: «Это мы, Иван Стефанович, все для вас приготовили». Директор даже заранее с домработницей договорился, чтобы она готовила мне еду за небольшую плату.

Вот как встречали учителя! Напомним для ясности. Шел лишь шестой год после войны, страна еще в полной мере не восстановилась. И такое отношение, такая встреча, такие возможности. Невольно задумаешься, всегда ли человечество движется от хорошего к лучшему... Необременительной, естественной была и служба в армии, и не один год, как теперь, а три. Сфотографирован у знамени части.

После демобилизации — снова учитель, теперь уже в родном Вейделевском районе. Здесь же был заведующим районе, заместителем председателя райисполкома, заместителем заведующего отделом пропаганды и агитации райкома КПСС. Эти частые перемещения не просто так, не от неуживчивости характера, а напротив — следствие добросовестности, аккуратности, верности поручаемому делу. Иваном Стефановичем, образно говоря, всякий раз словно закрывали образовавшуюся амбразуру.

С 1961 года еще 14 лет проработал в Белгороде — инспектором, старшим инспектором, заместителем завоблоно промышленного облисполкома, заведующим гороно.

Наконец в 1975 году началась его яркая, плодотворная деятельность, в которой реализовались опыт и энергия, накопленные за предшествующие годы. Он был назначен заведующим областным отделом народного образования, который для краткости в те годы назывался облоно. И проработал в этой должности 26 лет. В связи с 20-летием работы в этом качестве журналист Надежда Туманова в шутку спросила Соловецкого, в том смысле, что за эти годы столько властей сменилось, а он все в том же кресле. На это Иван Стефанович вовсе не в шутку ответил:

— Я свое дело честно делаю. Меня меньше всего интересует, кто и за какую власть в каком кабинете держится. Есть у меня вопросы — я пошел, решил. Моя работа — с детьми, учителями, директорами. Отец был директором школы, сейчас его нет в живых. Я у него за спиной стоял с пяти лет. Любил он свое дело...

Вот когда оно сказалось, детство, проведенное в семье сельского учителя. Вот когда всплыли на поверхность отцовские честность и трудолюбие, заботливость матери. Не зря, наверное, говорят: не жалей сказать человеку доброе слово, оно обязательно добром отзывается. А когда — неважно. Может быть, завтра. А может быть, и через десять — двадцать лет. А может, вовсе в конце жизни, но отзовется.

***

КОНЕЦ ШЕСТИДЕСЯТЫХ и первая половина семидесятых годов прошлого столетия были отмечены бурным развитием сельского хозяйства Белгородской области. Особенно она преуспела в развитии животноводства. Первой в стране в больших масштабах начав концентрацию и специализацию животноводства, успешно осваивала животноводческие комплексы, не менее успешно продолжала строить новые.

Жизнь в селе постепенно улучшалась. Строились дома культуры, предприятия службы быта и торговли, современные просторные школы, улучшалось качество дорог, шла активная газификация. Но людям хотелось жить и в селе не хуже, чем в городе. Эта идея буквально витала в воздухе. Но, как всегда, требовались люди, которые ее подхватили бы и воплотили в жизнь. Почему, к примеру, городские дети, кроме общеобразовательной, имеют возможность посещать еще и художественную, музыкальную, хореографическую или спортивную школу, а деревенские дети нет?

Понятно, что первыми эту идею могли претворить в жизнь самодостаточные, попросту говоря — зажиточные колхозы, руководимые энергичными, деловыми председателями. И таковые нашлись в Белгородском районе. Идею преподавателя музыки Михаила Щетинина по всестороннему воспитанию сельских детей подхватил работавший тогда председателем колхоза «Знамя» Николай Сурков. Они со Щетининым, можно сказать, родственные натуры. Сроднила их музыка, а точнее — баян. Оба они страстные баянисты. Слушать их, бывало, собиралась вся деревня. Даже московская гостиница «Россия» не единожды была покорена этими страстными музыкантами, которые, соревнуясь друг с другом, вызывали восхищение слушателей.

Но, как говорится, скоро слово сказывается, да не скоро дело делается. Для школы, в которой можно было бы вести столь всестороннюю воспитательную работу, требовалось новое просторное здание, а такового в ту пору в Ясных Зорях не было. Да и Суркову на несколько лет пришлось покинуть село, хотя идея Щетинина им уже овладела. Поэтому, когда он стал первым секретарем Белгородского райкома партии, он разыскал Щетинина, покинувшего было нашу область, и так как местная школа еще не была готова, они вдвоем поехали в Бессоновку, к Герою Социалистического Труда Горину. Там к тому времени уже заложили просторную школу. Василий Яковлевич, всегда с большим интересом относящийся ко всему новому, быстро вник в суть предложения и загорелся.

***

СЛОВОМ, в 1974 году, когда школа была готова, это была вовсе не обычная школа, а, как и все у Горина, — первая в области школа-комплекс. Такая же со временем появилась и в Ясных Зорях.

Когда постепенно стала вырисовываться особая форма работы с детьми, облоно провело в Бессоновской школе областную научно-практическую конференцию работников просвещения. Потом разработали одно общее расписание, один учебный план, оформили положение о таких школах. А перед Соловецким возникли многие доселе неизвестные вопросы. С ними он в первую очередь обратился в обком партии. Оказалось, что и там многого разрешить не могут. В частности, такое: как оформлять и оплачивать труд тех, кто работает с детьми? Пришлось не один раз съездить в Москву — в Министерство образования, в правительство СССР. В конце концов правительство разрешило оплачивать труд тех, кто работал с детьми, зачислять им эту работу в педагогический стаж.

Через два года таких школ стало семь. Новое качество — новые проблемы. Не хватало преподавателей-любителей, не говоря уже о профессионалах. И снова пути-дороги вели Соловецкого по многим адресам. Это благодаря его настойчивости, умению доказать свою правоту удалось по тем временам невероятное — открыть в области пять средних специальных училищ. С кадрами для школ-комплексов полегчало. Если раньше в двух школах работали 27 педагогов второй половины дня (так их тогда называли), то сегодня их несколько тысяч в более чем 300 школах. Они занимаются с детьми музыкой, хореографией, рукоделием, народным творчеством, драматургией. Краснодарский и Махачкалинский университеты начали регулярно присылать своих выпускников в Белгород.

Новая школа внесла определенные изменения и в семейный уклад. Например, Василий Яковлевич Горин утверждает, что у них в Бессо-новке почти в каждом доме теперь пианино или баян. В те далекие годы область одиннадцать раз награждалась знаменем правительства РСФСР, дважды была участницей ВДНХ. Минсельхозу, Минобразования), Минкуль-туре было разрешено передавать в школы нового типа всякого рода оборудование, средства. Об опыте белго-родцев рассказывали многие газеты, журналы,сборник ЦК КПСС.

Не все было просто, не все шло само собой. Были разногласия и со Щетининым. Последний, увлекаясь, допускал определенные перекосы в сторону эстетического образования. Тогда Соловецкий в свойственной ему спокойной манере говорил: — Сначала учеба, потом работа в школьной бригаде, а потом поем и пляшем.

Но со временем оба направления в обучении детей были сдозированы не в ущерб одно другому. За учебно-воспитательным опытом приезжали почти из всех республик Советского Союза, не говоря уже про Россию, Так что наше утверждение, что Соловецкого знают во всей России, вовсе не преувеличение.

Фигура Соловецкого вырастала в бессребреника, положившего свои знания и жизнь на воспитание детей. В ответ на его преданное служение детям у белгородцев родилась даже мысль присвоить ему звание народного учителя. Но тогда этого звания еще не было. А когда оно появилось, оказалось, что присвоить его можно только рядовому учителю. Жаль!

Библиографический указатель
***

ПОЖАЛУЙ, единственным человеком в жизни Соловецкого, которого он «обидел», оказалась, как это не покажется странным, его супруга Нина Павловна, к слову сказать, тоже с «красным» дипломом окончившая Харьковский учительский институт. Хотя и заслуживала Нина Павловна — умный и чуткий педагог, любящий свое дело и положивший на него в сущности всю свою жизнь, воспитавшая вместе с супругом двоих сыновей, награду она не получила. Иван Стефанович каждый раз без тени сомнения вычеркивал ее из списка представленных к награждению. Считал нескромным награждать родного человека. Да и в обществе бытовало такое же мнение.

К слову, о скромности. В отличие от многих, его телефон в городском справочнике всегда был доступен для каждого. В бытность начальником облоно на двери его кабинета висела табличка и секретаря Марии Григорьевны Михайленко, которую в шутку называли архивом народного образования. Многие ли руководители столь высокого ранга так ценят и уважают труд своих секретарей?..

Отвечая на вопрос, в чем секрет успеха учителя, Иван Стефанович отвечает: — Главное — любить детей, оставаться для них старшим другом. Ну и, конечно, быть высоким профессионалом. Работая в образовании, я сделал все, что мог. Поэтому уверенно смотрю в будущее. Меня не будет, а школы останутся, в них будут работать мои ученики.

Сегодня Иван Стефанович — председатель правления отделения Союза пенсионеров России. Опять рядом с людьми, опять для людей. Не прервется связь времен." (Анциферов Юрий. От сердца к сердцу: о тех, кому присвоено звание «Почетный гражданин Белгородской области» / Ю. Г. Анциферов. - Белгород: Белгородская областная типография, 2009. - 357 с.: ил. - (Посвящается 55-летию Белгородской области)

Solovki weather forecast Follow us on Facebook Solovki Passional