• Соловецкий каталог переодических изданий: алфавитный список газет, журналов, брошюр, альбомов, содержащих популярные и научные статьи о Соловках (Соловецких островах).
Соловки и остальной Мир


Западные СМИ о Соловках. Подборка цитат и мнений зарубежной прессы о Соловках.

Соловки и Россия
Соловки в жизни российского общества. Соловки и русская культура.
www.solovki.ca


Петров Никита. Донос на царя Колымы
Часть суши, окруженная небом
Анна Политковская. Штурм Соловецкого камня.
Наталия Зотова. Очередные задержания у Соловецкого камня.
Александр Солдатов. «VIP-скиты» вместо турбаз.
Виктория Ивлева. "ЗОНдирование общества"
Наталия Солженицына: Придет тиран? А мы? Мы — как его встретим?
СЛОН и люди (Статья Юрия Бродского)
"Новая газета" упоминаете Соловки
Владимир Бабков. Крест на Соловках. Какой туроператор лучше: церковь или музеи?
На Соловках идет невидимая миру «война» или Архипелаг особого назначения
Красновишерск. Город, который себе ничего не простил. Первый «Нюрнберг» в истории России
Нынешние Соловки напоминают коммунальную квартиру, жильцы которой не могут найти согласия...
Из истории политических репрессий в России
Роман Григорьев. Умный йод Флоренского. Новая газета, Москва. 12.11.2001
Рубен Багирян. Йод Флоренского. Новая газета, Москва. 10.12.2001
Елена Дьякова. Борис Акунин как успешная отрасль российской промышленности. Новая газета. 02.07.2001
Вандалы и антисемиты громят памятники
Марина Голдовская и "Власть Соловецкая"
Роман Жолудь, Богдан Степовой: от десятков тысяч их осталось чуть больше 120 человек...
Почтальон Печкин об офицерах в Соловках
Наталья Краминова. Золото Троцкого. Новая Газета, Москва, 18.12.2003
Фото Александра Родченко "Беломорканал" на обложке великой книги.
Алексей Герман: гимн людоеда и жертвы Соловков

"Благодарим редакцию и лично шеф-редактора "Новой Газеты" Сергея Соколова за помощь и разрешение опубликовать эти статьи.
Коротко о Соловках
"А хорошо то, что в яркий солнечный день на площади между зданием двенадцати коллегий и библиотекой Академии наук общественность города открыла памятник правозащитнику, ученому и великому гражданину России Андрею Сахарову. Это уже третий, после обелиска на могиле декабристов и Соловецкого камня, памятник, который был не интересен властям, но, несмотря на это, создан и установлен гражданами города." (Юлий Рыбаков. Холодная весна 2003-го. Новая газета, Москва. 19.05.2003)
22 февраля с 17 до 19 часов на Лубянской площади у Соловецкого камня состоится митинг в защиту политического и информационного плюрализма, конституционных прав и демократических свобод, мирного урегулирования в Чечне. (Автор не известен. Доска объявлений. Новая газета, Москва. 21.02.2002)
"Восемьдесят лет назад, в августе 1922 года, в Колонном зале Дома Союзов завершился судебный, процесс над политическими оппонентами большевиков - социалистами-революционерами. Этот процесс был частью широкой кампании по борьбе с инакомыслием, закончившейся на том этапе изгнанием из России лучших умов на "философском пароходе", расстрелом митрополита Петроградского Вениамина и созданием Соловецкого лагеря особого назначения." (Ярослав Леонтьев. Как чекисты обезвредили Шурку. Новая газета, Москва. 19.09.2002)
"Марина Голдовская - классик российской теледокументалистики. Два самых известных ее фильма - "Власть Соловецкая" и "Архангельский мужик" - явились серьезным политическим прорывом накануне перестройки... Сегодня Голдовская живет в Лос-Анджелесе и не скрывает, что разрывается между двумя континентами. Саму себя она называет: "Голдовская - американка из России" (Людмила Столяренко. Аффект скрытой камеры. Новая газета, Москва. 24.06.2002)

"Многие, даже далекие от документального кино люди слышали по крайней мере о двух ее работах - "Архангельский мужик" и "Власть Соловецкая". Любители документального кино - как декабристы, узок их круг. Правда, живут почитатели Голдовской по всему миру." (Марина Топаз. "Кошка" для Голдовской. Новая газета, Москва. 05.03.2001)


"В августе 2001 года Путин неожиданно для многих начал свой отпуск с турне по Северо-Западу России, и режим этой поездки мало напоминал отдых. Начался отпуск со стремительного прилета в С.-Петербург для ночной беседы с губернатором... Потом - Петрозаводск... после этого Кижи, Валаам и Соловки, встреча с Патриархом (именно для него, а не для президента подновили взлетную полосу)... Ну где здесь отдых? Некоторые вопросы вызвала "монастырская" направленность отпуска (Соловецкий, Спасо-Преображенский, Иверский), но в результате аналитики отнесли ее на счет некоей "пиар-духовности", так необходимой народу." (Сергей Миронов. Августейшие в августе. Новая газета, Москва. 05.08.2002)

28 марта 1568 года Иван IV вошел в кремлевский храм Успения Пресвятой Богородицы, чтобы присутствовать на божественной литургии. Он и вся его дружина были в черных ризах и высоких шлыках (коническая шапка). И, по словам летописца, напоминали халдеев (ряженых). Митрополит Филипп, в прошлом боярин Колычев, прославленный настоятель Соловецкого монастыря, обратился к царю: "В сем виде, в сем одеянии странном не узнаю царя православного; не узнаю и в делах царства... О, государь! Мы здесь приносим жертвы Богу, а за алтарем льется невинная кровь христианская. Отколе солнце сияет на небе, не видно, не слыхано, чтобы цари благочестивые возмущали собственную державу столь ужасно".

Из истории политических репрессий

Совершенно бледный, царь ударил жезлом своим о каменный пол и закричал: "Чернец! Доселе я излишне щадил вас, мятежников, отныне буду, каковым меня парицаете".

На другой день опричники схватили всех сподвижников и слуг митрополита, пытали и допрашивали их о тайных замыслах. тщетно пытаясь найти следы заговора. В течение лета 1568 года Москва находилась под гнетом террора. Но царь все же не решался поднять руку на первосвятителя, любимого и чтимого народом. Нужен был другой повод для расправы, и он представился 28 июля 1568 года.

В этот день святых апостолов Прохора и Никона святитель Филипп служил в Новодевичьем монастыре. С высоты алтаря он увидел царя среди свиты опричников, один из которых не нашел нужным снять с головы шутовской колпак. Митрополит остановил службу и с негодованием сказал государю о недопустимом нарушении христианских обычаев. Пока царь искал виновного, тот уже спрятал свой шутовской убор, а опричники не подтвердили обвинений митрополита. И тогда Иван IV всенародно назвал митрополита лжецом.

Царь отправил следственную комиссию в Соловки. Он хотел развенчать святителя Филиппа там, где тот прославился. Удалось завербовать в клеветники несколько мелких душ, в том числе и самого игумена Паисия, надеявшегося путем предательства получить сан епископа.

Был созван собор в Успенском храме Московского Кремля. Святитель Филипп не унизился до оправданий и сам снял с себя знаки святительского сана. Клеветавшему на него Паисию он тихо сказал:

"Сие злое деяние не принесет плода вожделенного". А затем обратился громогласно к царю: "Государь, великий князь! Лучше умереть невинным мучеником, нежели в сане митрополита безмолвно терпеть ужасы и беззакония сего несчастного времени".

После этих слов Филипп хотел удалиться, но царь остановил его со словами, что ему должно ждать суда, а не быть своим судьею, и потребовал, чтобы Филипп на следующий день служил литургию, как прежде.

Наутро 8 ноября, в день архангела Михаила, митрополит в полном облачении стоял перед алтарем в храме Успения. Внезапно в собор явился боярин Алексей Басманов, окруженный толпой вооруженных опричников. Они сорвали с Филиппа архипастырские одежды, облекли его в старую монашескую рясу, грубо вытолкали из храма и на дровнях повезли в Богоявленский монастырь, осыпая оскорблениями и ударами палок.

На другой день его привезли в Судную палату, где присутствовал сам царь, и объявили "тяжкие вины" (занимался волшебством, подстрекал к измене бояр) и т. д. В ответ Филипп только просил царя сжалиться над Россией и не терзать ее подданных. Дней восемь бывший митрополит, закованный в железа, сидел в смрадной темнице, а затем был перевезен в старый Никольский монастырь на берегу Москвы-реки. Чтобы отвлечь внимание народа, святителя Филиппа возили из одного монастыря в другой, и наконец он был сослан в тверской Отрочь-монастырь.

В 1569 году Иван IV предпринял карательную экспедицию против Новгорода. Все города, лежавшие на его пути, были опустошены один за другим. Не останавливались опричники и когда на их пути вставали церкви. Они сжигали храмы, разоряли монастыри, казнили священников. Вскоре бесчинствующая толпа царских прислужников оказалась под Тверью, и Иван Грозный вспомнил об опальном митрополите, отправил к святителю самого жестокого из опричников - Малюту Скуратова. Понимая цель посольства, Филипп промолвил: "Я давно ожидаю смерти: да исполнится воля государева! Друг мой, исполни то дело, за которым ты пришел". Скуратов задушил его и, желая скрыть убийство, объявил игумену и братии, что святитель Филипп умер от несносного жара.

После смерти Ивана Грозного Иаков - настоятель Соловецкого монастыря - обратился к царю Федору с просьбой похоронить святителя Филиппа в том месте, которое он сам для себя избрал: в церкви Зосимы и Савватия. А в июле 1652 года его мощи были перенесены в Москву, в Успенский собор Кремля. (Н. Рогожин. Герои, злодеи и святые XVI века. Новая газета, Москва. 23.10.2000).

 

Это та часть общества,
которая книг не читает
"Сейчас массовые издания и телевидение о ГУЛАГе вспоминают не часто. Не потому ли депутаты Госдумы постоянно возвращаются к теме восстановления памятника Дзержинскому на Лубянке. Не стесняются. Вот и 30 октября, в День политзаключенного, у Соловецкого камня - единственного в столице памятника миллионам репрессированных - соберутся не только тысячи противников государственного террора, но и многочисленные поклонники Феликса Эдмундовича, Сталина и ежовых рукавиц. Те. для кого террористы - это только и обязательно "лица кавказской национальности" (разумеется, за исключением Сталина и Берии).

Сталинское разделение российского народа на зэков и вертухаев, пройдя через баррикады августа 1991 года, никуда не делось и спустя десятилетие. Неужели и на XXI век хватит?

Неужели ни в чем не убедили значительную часть общества книги Солженицына, Шаламова, Евгении Гинзбург, Жигулина? Или это та самая часть общества, которая книг не читает?" (Олег Хлебников. Марлен Кораллов: Закон Сурена. Новая газета, Москва, 26.10.2000)

Вот и слава Богу. Все к весне поближе...
Леонид Якубович, знаменитый телевизионный ведущий "А теперь эпиграф ко всему тому, что я сейчас чувствую. Мы с мамой были на Соловецких островах. И было мне лет 12-13 (сейчас 55). Мы снимали комнату в избе. В семье, которая жила в избе, была столетняя бабка, которую утром, закутав во все, выносили на улицу, а вечером вносили обратно. Только так, собственно, она и жила. Как-то утром мать подсела к ней и говорит: "Баб Нюр! Как жалко, вот и осень уже - листочки желтеют". Бабушка сморщилась, посмотрела и сказала: "Вот и слава Богу. Все к весне поближе". Это гениально. Каждый раз надо думать: "Ну и слава богу. Все к весне поближе". (Беседовала Анна Политковская. Ласточка, которая делает весну. Новая газета, Москва, 25.09.2000)

Solovki weather forecast Follow us on Facebook Solovki Passional