Павел Флоренский о Соловках
Описание архипелага
Строения и лабиринты
Флора на Соловецких островах
Письма Флоренского о фауне
Морская флора и фауна
Флоренский о птицах
Науки в концлагере нет
Иод Соловков и Иодпром СЛОНа
Кемь, Кемперлаг и Попов остров
Переписка заключенных
Посылки и переводы в СЛОН
Свидания зэков СЛОНа
Солтеатр
Нравы и "законы" СЛОНа
Питание зэков в СЛОНе
Музей красного СЛОНа
Работа в лагере
Описание экспедиций
Флоренский не любил Соловки
Душевное состояние заключенных
Впечатления. Мысли о разном

Справка: в лагере ведет к.-революционную деятельность восхваляя врага народа Троцкого...
Павел Флоренский на Соловках (1)
Павел Флоренский на Соловках (2)
Йод о.Павла и потомки-плагиаторы
Соловецкая трагедия История концлагеря Разное о СЛОНе Заключенные Соловков Палачи, ВЧК-НКВД... Черная Книга СЛОНа Соловецкие расстрелы Интернациональные Соловки Избранное о красном СЛОНе


•  Павел Флоренский о соловецком конвое: грабеж и голод
•  Павел Флоренский о "виндчиле" на Соловках
1934.ХI.26. № 3
Новых книг здесь я не вижу вовсе, старых нужных тоже нет. О журналах и думать нечего, так что не представляю что делается в науке и, конечно, быстро забываю то, что знал.

…с 15 ноября я попал на постоянную работу, в Иодпром, т. е. на производство иода из морских водорослей. В связи с этим я переведен в другую колонну и потому в другую камеру. Теперь я живу с вполне приличными сожителями, а не с бандитами и урками, и нас немного: было шесть, стало пять. Работа моя тоже стала гораздо удовлетворительнее: все таки при производстве, хотя и ничтожном по объему и пока требующем рационализации, но однако химическом, и чем-то вроде лаборатории и маленькими анализами. Вероятно в дальнейшем удастся поставить кое-какие исследования по водорослям. 1934.ХII.3. Мастерская, в которой я работаю, стоит на берегу гавани Благополучия. Это маленькая и убогая мастерская снабжена горделивой вывескою на двери: «ЛАБОРАТОРИЯ». Но хоть это и вывеска только, но все же мне приятно читать ее, входя в дверь. Но бываю я иногда и в настоящей лаборатории, небольшой, но по Соловкам—приличной. Она расположена в 2 км от Кремля, в лесу, на берегу озера (впрочем Соловки—сплошное озеро и тут все—при каком-нибудь озере).

Иодпром

1935.I.2. № 6
Работал в лаборатории, как в нашей иодпромовской, так иногда и в центральной, где обстановка более похожа на лабораторную; все это в связи с производством иода. Затем читал лекции по математике в математическом кружке. Готовил программы к большой работе по переходу производства к т.н. комплексному использованию водорослей, т. е. такому, при котором все составные части водорослей оказываются использованными, вскоре придется выступать с соответствующим докладом в ИТР с целью поставить задачу о водорослевой промышленности на проработку.
1935.I.14. № 7
Занимаюсь исключительно водорослями, иодом и подготовляюсь к работе по получению из водорослей разных продуктов. 10 го января читал большой доклад в ИТР о проблеме водорослевой промышленности на Соловках

Вчера вечером нас внезапно переселили в новую камеру. Это — большое помещение, в котором 21 человек, рабочие и служащие Иодпрома

1936.II.21 № 49
Со вчерашняго* дня я переселился на завод. Во втором этаже его — лаборатории и комната, в которой живет нас пятеро. Со мною переселился и один из моих знакомых, с которым мы работали в Биосаде. Теперь я провожу большую часть времени в лаборатории, что конечно гораздо удобнее для работы. В лаборатории паровое отопление и потому очень тепло, чтобы не сказать — жарко. Лабораторные помещения занимают 1/4. большого здания, почти всю*. Лаборатория, в которой работаю я со своими помощниками представляет отгороженную досчатыми перегородками часть большого зала. За перегородкой находятся установки, в которых мы ведем технологические опыты в крупном масштабе. Помогают мне: один молодой химик удмурт (вотяк), один молодой преподаватель и трое рабочих, из которых один украинец, один русский и один коми (зырянин). Вообще же здесь есть всякие национальности и я иногда шутя высказываю сожаление, что нет чернокожих. Работаем вместе мирно и вместе волнуемся, когда кажется, что к сроку не успеем изготовить необходимое количество товарных образцов или получить данные для проектировки завода. Однако, в настоящих условиях работается далеко не так, как в Биосаде. Ведь заводская работа идет круглые сутки, и потому хождение не прекращается ни в выходные дни, ни ночами. Кроме того, завод находится «в центре», т. е. неподалеку от Кремля и это обстоятельство не дает тишины и уединения, бывших в Биосадской лаборатории, и отвлекает мысли и время. А между тем, мне все труднее выносить общество людей и все больше хочется оставаться одному, чтобы сосредоточиться. Жаловаться ни на кого не приходится: каждый более или менее хорош, по крайней мере не плох, а слабости и неровности — дело естественное. Но тем не менее все вместе действуют угнетающе. Это — как в толпе: никто порознь не мешает, а вместе — не дают двигаться и дышать. Так и в обществе получается психическая теснота и давка не от злонамеренности, а от количества. Впрочем, мои условия во много раз лучше, чем многих других, и следовательно нужно быть благодарным и довольным.
1936.II.29. — III.1 № 51
Живу в новом помещении, о чем уже писал ранее. Это Иодпром, т.е. Йодный завод. Это — большое двухэтажное здание, правая половина которого занята проектным бюро, а левая — заводом, лабораториями и комнатою общежития. Большая часть здания построена в XX в. и не представляет интереса. Но к левой половине примыкает древняя часть, нижний этаж которой построен в XVI в., а верхний — вероятно в нач. XVIII, если не в конце XVII. Живу я во втором этаже этого старого здания, тут же часть лабораторий. Производственная же лаборатория или, точнее, цех находится в постройке XVI в., со сводчатым потолком на столпах, небольшими окнами, прорезанными в толстых массивных стенах и мрачным видом, вроде кухни ведьм или кабинета Фауста. Тут стоят опытно-производственные установки: чаны, шаровая мельница, самодельные, а потому средневекового вида шкивы и колеса, различная деревянная утварь, в частности ящики, которым ради экономии материала придали вид гробов. Урчит и клубится пар, льется и капает вода, скрипит и гремит шаровая мельница, распространяются запахи водорослей разных видов. Посреди помещения выемка — спуск, занимающая половину площади; сток для воды, сооруженный из кирпича; полы каменные, из больших квадратных плит. Рядом в сушилке 62°, а за дверью — морозятся экстракты агара. Я говорю, что не хватает только подвешенного к потолку чучела крокодила. Распорядок дня соответствует обстановке, т. е. столь же далекий от буржуазного уюта. Встаю в 8 ч. и бегу в Кремль завтракать. По дороге встретишь 30 — 40 — 50 людей, с которыми надо раскланяться, которых приветствуешь. Ведь знают друг друга более или менее все, а многие — и знакомы. От изобилия поклонов и приветствий шапки уже никто не снимает, только делают некое подобие чести, как рудимент поклона. После завтрака обход всех работ, обсуждение, консультация, записи, составление отчетов; так — до 6 ч., когда надо опять бежать в Кремль, обедать. Т. к. работа напряженна, а всегда чего-ниб. не хватает, то спешка, волнение, взаимное подгоняние. Часов с 7 иногда сплю, когда удастся. Ведь работа идет сменная, круглые сутки. С 8 или 9 часов опять та же беготня из верхнего этажа в нижний и обратно, но неск. тише в здании, т. е. работают не все. В это же время что-ниб. вычисляю, иногда удается немного почитать. Обычно сижу до 4 — 5 часов. Но нередко, когда заснешь, приходит будить сменный рабочий с каким-ниб. недоразумением. Такая жизнь не дает делать что-ниб. творческое, но зато не дает и думать о том, что привело бы в уныние.
1936.VIII.18 — 19 № 72
…я живу здесь хотя и в особо благоприятных условиях, но тем не менее в слишком шумной и людной заводской обстановке, и сосредоточиться на углубленной проработке нет никакой возможности: даже ночью нет ночной тишины, заводская жизнь идет безпрерывно и сам с собою до конца не остаешься и в 4 часа ночи, как напр. сейчас. За перегородкой ходит сторож, временами приходит еще пожарник. Внизу урчит пар, качают насос, льется вода, ходят, говорят. Порою ко мне является за чем-либо рабочий из цеха, или мне самому приходится спускаться туда. Помимо технических вопросов — и чисто экономические. Ведь надо, для блага тех же рабочих, поддерживать их производительность на уровне более 200% от плана — это дает им и предприятию разные преимущества. Мелкая хозяйственная забота, вместе с невозможностью уединиться, заедает и силы и внимание.
1937.VI.4 № 101
Живу я в среде сравнительно выносимой — с нашими бывшими рабочими, которые для меня Васи, Миши, Феди и т. д., но конечно не все. Во всяком случае такое общество несравненно лучше другого, в котором было бы легко оказаться. Но слишком много и хорошего делается трудновыносимым, а у нас ок. 40 человек. Впрочем, и в этом свое преимущество, т. к. при 40 человеках чувствуешь себя более уединенным, чем при 4 — 6. Йод, периодическая таблица, 53

Соловецкий йод в розницу и оптом или ширпотреб имени Флоренского

С 1999 года российские СМИ захлестнула волна одноликих и бездарных статей "о Соловках" и об "умном йоде флоренского". Не задумываясь над сутью открытия и не особенно утруждая себя, газеты и авторы повторяют слово в слово коммерческий текст, после которого следует реклама... покупайте соловецкий йод от компании такой-то... Великий соловчанин Флоренский пошел в тираж!

"Все началось с того, что на Соловках были изобретены и построены уникальные аппараты для производства йода. Того самого 53-го элемента таблицы Менделеева, от недостатка которого люди становятся слабоумными или, по научному говоря, кретинами... Еще Наполеон Бонапарт взял за правило в армии обследовать зоб у новобранцев... А наладил производство йода на Соловках... священник. В 30-е годы в Соловецком лагере особого назначения их томилось великое множество - пожалуй, даже больше, чем оставалось во всей России. Но это был не просто священник... После гибели Павла Александровича соловецкие аппараты для производства йода разрушили. Не сохранилось даже чертежей... (Роман Бобков. Последнее открытие Павла Флоренского. Версия (Совершенно Секретно), Москва, 08.08.2000. C.28-29)

СМИ, которые перепечатали "кретинизм-статьи" и Флоренского в "Соловецком замке"

Статью с "соловецким замком, умным йодом, строителем Байковым, Наполеоном Бонапартом и ...по научному говоря, кретинами..." практически без всякого изменения перепечатали "Комсомольская Правда" (4 раза), "Версия" (3 раза), газета "Труд" (2 раза), "Хронометр", Вологда (2 раза), "Хронометр", Владимир (2 раза), "Янтарный караван", Калининград (2 раза), "Советская Россия", "Совершенно секретно", "Саратовский Арбат" (Саратов), "Лица" (Москва), "Мещерская сторона" (Рязань), "Газета Дона" (Ростов-на-Дону), "Нефтеюганский рабочий" (Нефтеюганск), "Мир новостей", Москва (3 раза), "Новая газета", Москва (3 раза), "Хронографъ" (Москва), "Московская правда" (Москва), Яикъ (Оренбург) и "Россiя" (Москва).

"Клонировали" друг у друга статьи господа, подписавшиеся именами Рубен Багирян, Роман Бобков и Роман Григорьев . В ряде газет халтура вышла в свет без подписи.

Лидером "йодного промывания мозгов" читателям стали газеты "Вечерняя Москва" и "Комсомольская правда", опубликовавште копии статей о соловецком йоде по 4 раза.

Solovki weather forecast Follow us on Facebook Solovki Passional