СоловкиЭнциклопедия - крупнейший сайт о Соловках
Loading
Текущее время на Соловках:
:

Книга 1. Глава 1.

Соловецкие концлагерь и тюрьма (СЛОН/СТОН)

Дети и подростки в Соловецком концлагере

"Но даже имени его мы не знаем"
Александр Солженицын
о соловецком ребенке. Париж. 1973.

 

 

 

 

Заключенные дети и подростки в Соловецких лагерях

Страницы: 1, 2

"Поехали в Детколонию. Как культурно! - каждый на отдельном топчане, на матрасе. Все жмутся, все довольны. И вдруг 14-летний мальчишка сказал: "Слушай, Горький! Всё, что ты видишь - это неправда. А хочешь правду знать? Рассказать?" Да, кивнул писатель. Да, он хочет знать правду. (Ах, мальчишка, зачем ты портишь только-только настроившееся благополучие литературного патриарха... Дворец в Москве, именье в Подмосковьи...)

Но даже имени его мы не знаем...

И велено было выйти всем, - и детям, и даже сопровождающим гепеушникам - и мальчик полтора часа всё рассказывал долговязому старику. Горький вышел из барака, заливаясь слезами. Ему подали коляску ехать обедать на дачу к начальнику лагеря. А ребята хлынули в барак: "О комариках сказал?" - "Сказал!" - "О жердочках сказал?" - "Сказал!" - "О вридлах сказал?" - "Сказал!" - "А как с лестницы спихивают?.. А про мешки?.. А ночёвки в снегу?.." Всё-всё-всё сказал правдолюбец-мальчишка!!! Но даже имени его мы не знаем!

23-го Горький отплыл. Едва отошел его пароход - мальчика расстреляли. (Сердцевед! знаток людей! - как мог он не забрать мальчика с собою?!) Так утверждается в новом поколении вера в справедливость." (Александр Солженицын. "Архипелаг ГУЛАГ". YMCA-PRESS, Paris, 1973.)

Нет в мире справедливости!

Д.С.Лихачев ...Этот девиз знал каждый уголовник и действовал соответственно этому девизу - в мире справедливости нет и надо ее восстановить. И они "уравнивали" имущественное положение граждан, "экспроприируя" богатых. Себя уголовники считали идейными борцами за справедливость, поэтому так ненавидели "мокрушников" - убийц. Самое ужасное было то, что этой философией "восстановления справедливости" были заражены 14-15-летние подростки. Я записывал их рассказы о своей жизни и ходил словно пьяный от этих страшных историй. Они, конечно, преувеличивали свои "подвиги" и говорили мне: "Ну, что вы записываете, мы ведь вам все врем". Я отвечал: "Я знаю, что вы врете, но меня и интересует, почему вы врете".

Но были подлинные трагедии ребячьих судеб. Особенно меня поразил подросток по фамилии Церетели. Его отец, известный философ, находился в белой эмиграции, а сын оказался в числе беспризорных, притом совсем уже "занюханных", то есть нюхавших кокаин и становившихся совершенно невменяемыми." (Дмитрий Лихачев. О Соловках 1928-1931 г.г. "Место под нарами")

Поделиться в социальных сетях

Судьба дочерей соловецкого з/ка

Добровольские Ляля (1919 г.р.) и Галя (1922 г.р.) дочери командира Красной армии - Добровольского Владимира. После его ареста в Киеве 17 октября 1930 г. остались одни в возрасте 8 и 11 лет. Отец был выслан 9.04.1931 г. в 4-е отделение Соловецкого лагеря особого назначения - Вишерские лагеря.

Письмо в «Политический Красный Крест»
на имя Е.П.Пешковой от Ляли и Гали Добровольских
26 мая 1931 г.

Тетя Е.П.Пешкова!
Я к вам обращаюсь с великой просьбой. Нашего отца выслали. Мама совершенно больна. У нее 3-я стадия туберкулеза, она лежит в больнице. Доктора говорят, что если ей дать питание, то она может еще немного прожить. Но она не служит, и о питании не может быть и разговора.

Нас двое я и сестричка. Мне 12 лет, а сестренке 9 лет. Мы пока мама придет из больницы живем у соседей. У нас никаких родственников нет. Была одна тетя, папина сестра, которая нам хоть немножко помогала, но ее тоже выслали. Мама может умереть и мы остаемся на произвол сутьбы. Папа нас взять не может, потому что он в концлагере. Умоляем вас, помогите нам.

Наш папа после революции был красным командиром в Харькове, в школе червоних старшин, потом служил. Аристовали его 17 октября 1930 г., а выслали 9 апреля 1931 г. в Киеве. Выслали совершенно не ожидано без объявления приговора в канцлагерь, его адрес сейчас Уральская область, Красно-Вышерск. Лагерь – 6 рота ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ ДОБРОВОЛЬСКИЙ.

А тетю аристовали тоже в Киеве и выслали на вольную высылку на 3 года, адрис Коми область, Усть-Кулом.

Умоляем вас как либо помочь нам чтобы папа смог взять нас к себе..." (Ляля и Галя Добровольские. г.Киев, 1931. ГАРФ. Ф. 8409. Оп. 1. Д. 802. Л. 183–183 об. Подлинник. Рукопись. Цит. по www.idf.ru. 2005)

Поделиться в социальных сетях

Родился в Соловках - будь сиротой!

В Сандормох приезжал художник Теймур Казиев. Он "...родился на Соловках, на острове Анзер, весной 1936 года. Его мама Анна Бриллиантова попала на Соловки студенткой второго курса биофака МГУ. Она была осуждена 19 февраля 1933 года к восьми годам по делу Абрикосовской католической общины. Работала на Соловках в сельхозе, где был агрономом замечательный человек Кази-заде-Керим, арестованный по делу азербайджанской партии Нусават и приговоренный к 10 годам. Эти люди полюбили друг друга, и Анна Вячеславовна вышла замуж в 1935 году. Когда стало известно о ее беременности, Кази-заде-Керима перевели в Медвежью Гору, он работал там и в Повенце агрономом...

Анна Бриллиантова родила в Троицком скиту мальчика Теймура и посылала в Москву родным зарисовки новорожденного мальчика и своего Керима. Это все происходило до лета 1937 года. В то лето детей на Соловках у матерей отобрали и отправили этапом в детский дом Ольгино под Ленинградом. Но Кази-заде-Керим все время искал свою жену, беспокоился о родившемся ребенке. Он как-то узнал о ее гибели и сообщил тестю и теще в Москву, что Анна Вячеславовна погибла, чтобы те искали ребенка.

Теймур совсем не помнит времени, проведенного в детдоме, но запомнил, как за ним приехал дедушка: в сетке его был огромный оранжевый апельсин. Керим просидел в медвежьегорских лагерях до окончания войны, потом его задержали вольнонаемным, в конце концов он вернулся в семью жены. Отец Теймура просидел в лагерях 20 лет." Надежда Ермолович. Архипелаг страданий и любви. Петербургские исследователи воссоздают историю "соловецкого расстрела". Северный Курьер. №158-23205, Республика Карелия, 21.08.2005.)

Поделиться в социальных сетях

Cоветская власть ссылала детей социалистов в Соловки по "закону"

Отдел 2. Статья 61.

Вместе с заключенными могут быть принимаемы в лагеря только грудные дети, в возрасте до полутора лет (18 месяцев), которые помещаются с матерями.

Примечание: Дети от полутора лет могут быть оставляемы при родителях впредь до передачи их лицам, коих родители укажут или до помещения в детский дом.

("Положение о Соловецких лагерях особого назначения ОГПУ". 2.10.1924 г. Секретно.)

Мельникова Ц.: Нет. В детстве не было никаких рассказов. Когда я рассталась с родителями – мне еще двенадцати лет не было. Все биографические данные, которые я упоминаю, стали мне известны из следственных дел, кое-что – из книг уже после Перестройки.
Морозов К.: Вы же находились вместе с ними и в ссылках, насколько я понимаю?
Мельникова Ц.: Начиная с Соловков. Мне еще года не было.
Морозов К.: Вы были на Соловках?
Мельникова Ц.: На Соловках! С мамой и папой. Маме после провала всей “Московской группы правых социал-демократов“ дали пять лет ссылки, а она написала заявление с просьбой отправить ее в концлагерь на Соловки к мужу, который уже сидел в этом лагере.
Морозов К.: То есть Вы единственная из живущих ныне соловчан-социалистов (общий смех), живших на Соловках в 1923 – 25 годах?
Мельникова Ц.: В 1924-м. Вернее, с 1924-го по 1925-й.
Морозов К.: Я в этом году был на Соловках, в Савватиевском ските…
Мельникова Ц.: Там что-нибудь осталось еще? Я там была 3 раза.
Морозов К.: Там идет реконструкция: монастырь реконструирует и ремонтирует корпус. Он весь в лесах, там жизнь кипит…
Мельникова Ц.: Это корпус, где была церковь?
Морозов К.: Да, а другой корпус, деревянный, где были анархисты, давно развалился.
Мельникова Ц.: Так он на моих глазах разваливался. Когда я первый раз была, он еще стоял, второй раз он уже был без крыши, а третий раз я уже даже не помню его.
Семенова Т.: А первый раз – это в каком году?
Мельникова Ц.: В первый раз я была на экскурсии еще где-то в 70-х годах. Просто на экскурсии. Но тогда о тюремных темах не говорили. И в Савватиево не возили. Я пыталась что-то спрашивать, но у экскурсоводов ничего нельзя было узнать. А потом я была еще три раза в 90-х годах, в 1993-м, 1998-м и в 1999-м.
Морозов К.: Выходит, что с Соловками у Вас очень много связано? Я, например, не знал, что Вы годовалым ребенком были с родителями на Соловках, я знал только то, что жена Михаила Соломоновича – Бауэр – погибла 19-го декабря 1923-го…
Мельникова Ц.: Да. И его вторая жена, Елена Константиновна Полетика, мать Бориса Михайловича Цетлина, тоже там была в это время. И Семен Соломонович там был, и Михаил Соломонович.
Морозов К.: Расскажите, что Вы помните по рассказам матери о Соловках.
Мельникова Ц.: Абсолютно ничего. Все-все-все о Соловках я узнала уже в пенсионном состоянии (смеется). Думаю, она и не рассказывала... Но, то что я побывала на Соловках, знаю с детства – кто-то, видимо, этот факт мне сообщил, возможно, и родители... (К.Морозов и Т.Семенова(Рихтер). Интервью с Цецилией Мельниковой, дочерью Дарьи Бабиной(Цетлиной) и Моисея Бабина. Сб. Российские социалисты и анархисты после Октября 1917 года. socialist.memo.ru 26.09.2005 г.)

Соловецкая трагедия

История концлагеря Разное о СЛОНе Заключенные Соловков Палачи, ВЧК-НКВД... Черная Книга СЛОНа Соловецкие расстрелы Интернациональные Соловки Избранное о красном СЛОНе

Соловки и остальной Мир
Писатели - заключенные Соловецкого лагеря особого назначения.

"Заверение главы государства о том, что «сын за отца не отвечает», известно было со времен коллективизации, когда сыновей и дочерей раскулаченных высылали в Якутию, Соловки, в дома трудновоспитуемых, а тех, кто уцелел, не принимали в вузы страны. В 1937—1938 годах этот аншлаг обрел вторую жизнь, когда «дети врагов народа» в большинстве своем были высланы." (Петкевич Тамара. Жизнь - сапожок непарный: Воспоминания. Послесл. Б.Ф. Егорова; Худож. И. Архипов. - СПб.: Астра-Люкс. АТОКСО, 1993. - 502 с.)

"... и натыкали "бульвар" из ёлок без корней (несколько дней они должны были не засохнуть) - к детколонии, открытой 3 месяца назад, гордости УСЛОНа, где все одеты, и нет социально-чуждых детей, и где, конечно, Горькому интересно будет посмотреть, как малолетних воспитывают и спасают для будущей жизни при социализме..." (Александр Солженицын. "Архипелаг ГУЛАГ". YMCA-PRESS, Paris, 1973.)

"Спрашиваешь о детях. Тут есть школа для детей вольнонаемного состава." (Флоренский Павел А., священник. Сочинения. В 4 т. Т.4 Письма с Дальнего Востока и Соловков / Сост. и общ. Ред. Игумена Андроника (А.С. Трубачева) П.В. Флоренского, М.С. Трубачевой. – М.: Мысль, 1998. – Философское наследие).

Соловецкая детколония
Соловецкая "Детколония" официально называлась "Исправительно-трудовая колония для правонарушителей младших возрастов от 25 лет".

"В указанной выше "Детколонии" в 1929 году было зарегистрировано "детское правонарушение" - групповое изнасилование мальчиками девочек.

Коротко о Соловках
В 1930 г. одна из воспитанниц этой "Детколонии", 15-летняя проститутка, в течение нескольких месяцев тайно убила 6 человек и только на последнем – "засыпалась", т.е. была уличена. Дальнейшая судьба этой "девочки" очень интересна. Ее увез с собой один из крупных чекистов в Москву и женился на ней. Может быть, он приспособил ее для "работы" в застенках ГПУ?" (Профессор И.С. Большевизм в свете психопатологии. Журнал "Возрождение". №9. Париж. 1949. Цит. по публ. Бориса Камова. Ж. "Шпион", 1993. Вып.1. Москва, 1993. С.81-89)

"В Свирских концлагерях в 1933 г. три юных бандита убили своего товарища, отрезали у него ногу и зажарили ее, тайком, ночью, пробравшись в серно-дезинфекционную камеру, где и были пойманы с поличным за своим каннибальским "ужином" (Профессор И.С. Большевизм в свете психопатологии. Журнал "Возрождение". №9. Париж. 1949. Цит. по публ. Бориса Камова. Ж. "Шпион", 1993. Вып.1. Москва, 1993. С.81-89)

 

 

Валерий Прокошин, поэт Из цикла стихов Валерия Прокошина "Русское кладбище". Часть 9. АНГЕЛЬСКИЙ БАРАК
АНГЕЛЬСКИЙ БАРАК
    "... люблю смотреть, как
    умирают дети". (В.Маяковский)

Всю ночь горят прожектор и луна
И завывают ветер и собака.
Среди снегов затеряна одна
Страница зла - из детского барака.

Провисло небо жирное как мрак,
Придавливая тяжестью столетий
Тот маленький, тот ангельский барак,
В котором спят почти грудные дети.

Вдоль нар бредет, не торопясь, как в лес,
Охотник, заклейменный словом "зона",
Он держит автомат наперевес
И целиться в детей заворожено.

Солдат играет в страшную игру,
Склоняясь над ребенком низко-низко...
И не проснется завтра поутру
Вон тот кудрявый мальчик из Симбирска.

Душа взлетит. И кто-то босиком
Прошлепает, быть может, ангел падший.
Овчарка кровь подлижет языком,
Густую кровь, как будто день вчерашний.

Солдат лицом уткнется в морду пса,
Наплачется... И вскрикнет на рассвете;
- Будь проклят тот поэт, что написал
"... люблю смотреть, как умирают дети"!