Соловецкая трагедия История концлагеря Разное о СЛОНе Заключенные Соловков Палачи, ВЧК-НКВД... Черная Книга СЛОНа Соловецкие расстрелы Избранное о красном СЛОНе

• Мемуары офицера царской и добровольческой армий Созерко Мальсагова, ингуша, в 1923 г. из Батума отправленного на Соловки.

Мнение эксперта
"Некоторые исследователи, к примеру, в Санкт-Петербургском научно-информационном центре "Мемориал", считают, что 509 узников (Второй Соловецкий этап) никто не расстреливал в течение дня в подвалах "Большого дома". Группу соловчан, вероятно, казнили в Ленинградской области — "в обычном месте расстрелов" на пустоши Койранкангас под Токсово. Хотя доказать это документально пока не удалось." (Сергей Шевченко. Правда и вымысел. Газета "2000", Киев. 14.05.2004)

Соловецкая библиография
Ленинградский мартирологЛенинградский мартиролог 1937-1938. Т.1-5. Отв. ред.: А.Я. Разумов. СПб.: РНБ, 735 с. 1999.

Книги памяти включают справки о жертвах массовых расстрелов в Ленинграде в 1937-1938 ггю., когда были казнены по политическим мотивам около сорока тысяч человек. Среди погибших - уроженцы России, Карелии, Украины, Белоруссии, Польши, Румынии, Латвии, Эстонии... десятки национальностей... сотни узников Соловецкого лагеря особого назначения.

В директиве наркома Николая Ежова записано: "Вам для Соловецкой тюрьмы утверждается для репрессирования 1200 человек". Приговоренные к расстрелу были разбиты на три этапа. Первый Соловецкий этап (1111 человек) был отправлен в Медвежьегорск и расстрелян в лесном урочище Сандормох в октябре-ноябре 1937 года. Третий Соловецкий этап (200 человек) вывезти с островов не успели - море замерзло. Расстреливали в Соловках (02.1938). После убийства тысячи ста одиннадцати соловчан, Москва требовала новые расстрелы.


Второй Соловецкий этап сформировали приблизительно из 500 человек.
Узниками, попавшими в расстрельные списки Второго Соловецкого этапа, были люди всех вероисповеданий и множества национальностей.

Японцы в Соловецком концлагере

"До Москвы я добирался несколько месяцев, - вспоминает Тэрасимо-сан. - ... Когда я приехал в Москву, мне сразу посоветовали обратиться в МОПР - Международную организацию помощи революционерам. Нас, убежденных сумасшедших, тогда было много. Мы бежали в СССР из разных стран без денег, без документов, с одним желанием - быть рядом с советским народом, строить вместе с вами ваш прекрасный коммунизм. За это русские нас кормили и одевали. Через несколько недель мне принесли мой новый паспорт. В графе "Имя, фамилия, отчество" было написано "Даша Базарон", в графе национальность - "бурят-монгол". (Интересно, почему не узбек, киргиз, эскимос? - Авт.) Так я стал другим человеком. Еще не до конца русским, советским, но уже другим. Пути назад не было...

- За мной пришли в феврале... ...Два месяца меня били. В конце марта я сознался, что шпион, а 3 апреля 1938 года Военная коллегия Верховного Суда СССР приговорила меня к расстрелу.

...Но его не расстреляли. После 10 суток в ледяном карцере Даше Базарону (по чекистским документам он проходил почему-то именно под этим именем) объявили об изменении меры наказания. Его приговорили к 25 годам лагерей строгого режима. Если бы Гизо Тэрасимо был буддистом, он бы только лишний раз убедился в том, что страдание есть удел человеческий. Но он был коммунистом, а эта религия учила совсем другому. - По дороге на Соловки я первый раз задумался о том, как можно строить народное счастье и при этом отправлять народ в лагеря, - рассказывает Тэрасимо-сан. - Это же глупость, если для торжества одной идеи, пусть даже самой лучшей на свете, нужно убить миллионы людей. Я не разочаровался в коммунизме, нет. Я разочаровался в стране, которая взялась его "отдельно взято" построить. Но самое ужасное, что отныне я сам стал гражданином этой страны..."

Выдержки из статьи Елены Егоровой "Любовь самурая", опубликованной в газете Московский комсомолец, 188, 04.10.1997 можно прочитать здесь.

Solovki weather forecast Follow us on Facebook Solovki Passional