СоловкиЭнциклопедия - крупнейший сайт о Соловках
Loading
Текущее время на Соловках:
:

Книга 10. Глава 4.

Соловецкие лагерь и тюрьма особого назначения

История строительства системы концлагерей

"Каждый хороший коммунист есть в то же время агент ЧК."
Владимир Ленин. 1922.

 

 

 

 

"Новым начальником УРО был Васьков – тот самый Васьков, именем которого названа магаданская тюрьма – «дом Васькова». В Магадане в середине 1930-х годов Васьков был первым начальником лагеря, замещал Филиппова, который болел тогда, и выстроил первую тюрьму, обессмертив свое имя. Не болей Филиппов – заместитель Берзина по лагерям, – называться бы тюрьме «дом Филиппова». Это было тем более справедливо, что Иван Гаврилович Филиппов умер там от инфаркта в одной из камер в декабре 1937 года. " (Варлам Шаламов)

Иван Филиппов, член коллегии НКВД - начальник Соловецкой разгрузочной комиссии

Чекист Иван Филиппов
Начальник соловецкой разгрузочной комиссий, чекист со стажем Иван Филиппов, по словам бывшего заключенного Варлама Шаламова пользовался любовью зэков. Говорят, что он был не самый свирепый палач в тех рамках, которые ему отводила должность. Кадры из кинофильма "Соловки", 1928 год.

Этап пройдет в пять суток, — говорил Филиппов

"Своим заместителем по лагерной части Берзин взял Ивана Гавриловича Филиппова, члена коллегии ОГПУ, бывшего путиловского токаря. Старый чекист, Филиппов был бессменным председателем знаменитых Соловецких разгрузочных комиссий. Филиппова снимали и документальном фильме «Соловки», а блатные поэты сочиняли о нем стихи:

Каждый год под весенним дождем
Мы приезда комиссии ждем.

Мотивчик немудреный, но запомнился до сих пор.

Филиппов сразу согласился, и Берзин считал это своей большой удачей. Берзин знал свой главный недостаток: то, что он суховат с людьми, не всегда умеет выслушать до конца, что меньше думает о людях, чем о деле. Подчиненному еще неясно то, что ясно самому Берзину, а Берзин готов рассердиться и, случается, сердится. Часто кажется, что русский язык он знает недостаточно, и хотя он все великолепно понимает — переспрашивает. Хотя внешне и не горячится — проклинает и себя и собеседника. И память на людей, на лица, на фамилии была у него всегда плохая. И людям он не верил. Верил только одному-двум близким к нему людям — Филиппову, например, — и понимал, что этого — мало.

Кроме Филиппова в "органах" было много веселых людей

«Многолетний руководитель спецотдела НКВД Г.Бокий (в начале 20-х гг. - страшный палач, терроризировавший Ташкент и Петроград) создал под Москвой «дачную коммуну» для руководящего состава органов ГПУ-НКВД... "Участники, прибыв под выходной день на дачу, пьянствовали весь выходной день и ночь под следующий рабочий день... Пьянки, как правило, сопровождались доходящими до дикости хулиганством и издевательством друг над другом: пьяным намазывали половые органы краской, горчицей. Спящих же в пьяном виде часто «хоронили» живыми, однажды решили похоронить, кажется, Филиппова и чуть его не засыпали в яме живого. Все это делалось при поповском облачении, которое специально для «дачи» было привезено из Соловков...» ( Цыркун Сергей. Сталин против Лубянки. Кровавые ночи 1937 года. Изд-во: Яуза. 2010. ISBN (EAN): 9785699417933)

Филиппов был великолепным дополнением к нему, Берзину. Полный, добродушный, веселый Филиппов любил людей, любил и умел делать добро людям. Ведь людям делать добро трудно — надо не задеть самолюбия, надо угадать или понять чужое сердце, если не чужую душу.

Филиппов знал все и всех. Авторитет у него среди лагерных работников, среди заключенных был огромным, и когда Филиппов согласился принять должность заместителя начальника Управления по лагерю — Берзин понял, что его мечта осуществится.

Вдвоем с Филипповым он выехал тогда на Северный Урал от Соликамска, где кончалась железная дорога — короткими переездами к северу, до Вижаихи километров сто, немного больше.
— Этап пройдет в пять суток, — говорил Филиппов." (Шаламов Варлам. Берзин. Схема очерка-романа. Собрание сочинений в 6 т. Т. 4 /Сост. подгот. текста, прим., И. Сиротинской — М.: ТЕРРА—Книжный клуб, 2005. — С. 562-572)

Поделиться в социальных сетях

Сталинские расстрельные списки. Фрагмент
Уплыл последний параход, увозя комиссию и её начальника Филиппова (вверху). Соловецким зэкам сидеть до следующей осени. Ивана Филиппова от расстрела спасла смерть. Знаменитый начальник соловецких разгрузочных комиссий был под №111 внесен в Сталинские расстрельные списки.

"Разгрузка" была единственным путем досрочного освобождения в то время

Варлам Шаламов, писатель "Эти списки рассматривались московской комиссией. На Соловках такую комиссию из года в год возглавлял Иван Гаврилович Филиппов, член коллегии НКВД, бывший путиловский токарь. Есть такой документальный фильм "Соловки". В нем Иван Гаврилович снят в своей наиболее известной роли: председателя разгрузочной комиссии. Впоследствии Филиппов был начальником лагеря на Вишере, потом - на Колыме и умер в Магаданской тюрьме... Списки, рассмотренные и подготовленные приезжей комиссией, отвозились в Москву, и та утверждала или не утверждала, присылая ответ через несколько месяцев." (Варлам Шаламов. Вишера. 1961)

О судьбе "актера" кинофильма "Соловки"

"На Колыме был арестован и умер в магаданской тюрьме Иван Гаврилович Филиппов – член коллегии НКВД, бывший путиловский токарь, бывший председатель разгрузочной комиссии в Соловках, снятый в известном фильме "Соловки", направленный в чекисты еще в первые дни революции... Открывая Колыму, Берзин взял Филиппова с собой. Еще в 1935 году, к 3-летию Колымы, Филиппов получил орден Ленина, а в 38-м умер в магаданской тюрьме от сердечной слабости. Филиппова на посту сменил Гаранин, развивший бурную кровавую деятельность." (Шаламов Варлам. О Колыме.Москва, "Художественная литература" "Вагриус", 1998)

* * *

"На Колыме был арестован и умер в магаданской тюрьме Иван Гаврилович Филиппов — член коллегии НКВД, бывший путиловский токарь, бывший председатель разгрузочной комиссии в Соловках, снятый в известном фильме «Соловки», направленный в чекисты еще в первые дни революции. Это было время чекистов-поэтов, когда Агранов был заметной фигурой в литературных салонах Москвы, Ягода покровительствовал Горькому и всем его затеям с трудкоммунами, когда следователь читал на память стихи Гумилева. Второй женой Ивана Гавриловича была библиотекарша Дома Герцена, ездившая с мужем и на Вишеру, и на Колыму. Открывая Колыму, Берзин взял Филиппова с собой. Еще в 1935 году, к 3-летию Колымы, Филиппов получил орден Ленина, а в 38-м умер в магаданской тюрьме от сердечной слабости. Филиппова на посту сменил Гаранин, развивший бурную кровавую деятельность. Гаранина я видел раз сорок во время его приездов на прииск «Партизан». (Шаламов Варлам. О Колыме. Джелгала. Драбкин. Москва, "Художественная литература" "Вагриус", 1998)

О «Колымской антисоветской, шпионской, повстанческо-террористической, вредительской организации»

Организация якобы была создана и возглавлялась директором «Дальстроя» Э. П. Берзиным. По этому делу был арестован и начальник Севвостлага И. Г. Филиппов, который быстро во всем сознался и дал следующие показания: «Антисоветская организация, активным участником которой я состоял, ставила перед собой основную задачу — свержение Советского правительства. В этих целях организация вела практическую работу в направлениях: а) подготовки на Колыме вооружённого выступления против советской власти в момент возникновения конфликта между СССР и Японией или же Германией; б) подготовки и совершения террористических актов против руководителей Коммунистической партии и Советского правительства; в) возбуждения местного коренного населения против советской власти; г) широкого вредительства во всех областях хозяйства Дальстроя; д) передачи различных сведений иностранным разведкам. Кроме того организацией переправлялось за границу золото… Вредительство по линии лагерей проводилось под моим и Берзина непосредственным руководством… Мы считали заключённых на Колыме своими людьми и старались всемерно улучшить их материально-бытовое положение…» (Бацаев И. Д., Козлов А. Г. Дальстрой и Севвостлаг НКВД СССР в цифрах и документах: В 2-х ч. Ч. 1 (1931—1941). Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2002. С. 217. ISBN 5-94729-006-5)

Поделиться в социальных сетях

• СЛОН - первая в мире система промышленного уничтожения людей

Соловецкая трагедия

История концлагеря Разное о СЛОНе Заключенные Соловков Палачи, ВЧК-НКВД... Черная Книга СЛОНа Соловецкие расстрелы Интернациональные Соловки Избранное о красном СЛОНе

Соловки и остальной Мир

Портреты соловецких чекистов

Во главе "Цензурной части" стоить чекист Кромуль, специально присланный центром; у него 3 помощника, из заключенных чекистов...
Газарян Сурен, сотрудник органов ЧК-ГПУ-НКВД был судим в 1937 году по статье 58-11. Приговор: 10 лет Соловков.

Коротко о комиссиях в СЛОНе

"Комиссия была направлена в Соловецкое и Кемское отделение Беломоро-Балтийских лагерей НКВД для уточнений, проверок и передопросов заключенных... Комиссия, посетившая Соловки в августе 1934 г., допросила не только Дурново, но и Ильинского, также начавшего отбывать свой 10-летний срок на Соловках. В материалах комиссии суммированы данные учеными показания. Оба решительно отказались от самооговоров, полученных от них на следствии, а Ильинский указал и на их причину: ему угрожали, «что в случае непризнания может быть арестована его жена». Он утверждал также, что никакая подпольная организация у М.Н.Сперанского не собиралась, а были «журфиксы, во время которых поругивали советскую власть» (Робинсон М.А., Петровский Д.П. Н.Н.Дурново и Н.С.Трубецкой: проблема евразийства в контексте «дела славистов» (по материалам ОГПУ–НКВД). Славяноведение. 1992. № 4. С.68–82.)

Соловецкие судьбы

Пясецкий Мирон (Меер) Фадеевич (он же Сократов Марк Моисеевич, Филиппов Иван Гаврилович, Гинзбург Гельцер Менделеевич), 1900 г. р., уроженец г. Ромны, еврей, б. нач. санотдела Вишерского ИТЛ ОГПУ. В прошлом имел 2 судимости. Вновь арестован как "врач-самозванец" ("в результате его вредительской деятельности в лагере вспыхнула эпидемия тифа и дизентерии"). Коллегией ОГПУ 25 июня 1932 г. приговорен по ст. ст. 58-6-7 УК РСФСР к расстрелу с заменой на 10 лет концлагеря. Отбывал наказание в Соловках. Особой тройкой УНКВД ЛО 14 октября 1937 г. приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян в Карельской АССР (Сандармох) 1 ноября 1937 г.