СоловкиЭнциклопедия - крупнейший сайт о Соловках
Текущее время на Соловках:
:
Топ-фото: Соловецкие лагеря и тюрьма в 1920-1939 годах
 
 
Loading
 

 

 

 

Дорогие читатели! 01 августа 2014 мы начинаем публикацию материалов Ольги Бочкаревой по теме "Соловецкие лагеря и тюрьма в 1920-1939 годах". Это материалы к истории создания, организации и развития лагерей и тюрьмы на Соловецких островах. Рост лагерей сопровождался разрастанием лагерных структур и на материке. Материалы затрагивают этапы формирования «соловецкой» группы лагерей в системе ГУЛАГа, её расширения, реформации, смены функционального назначения, режимно-административного подчинения и прямых связей с Карелией.

Репатриация беженцев и эмигрантов в Россию началась стихийно уже с 1920-го г., с окончанием Гражданской войны. Работа по репатриации была сосредоточена в системе ВЧК-ГПУ. Первоначально необходимостью и поводом к созданию и подписанию амнистий послужило скопление больших партий белогвардейцев в Польше, Финляндии, Чехословакии, Эстонии, Австрии, Латвии, Турции, Греции, Италии. Их численность могла стать основой для формирования новых сил Антанты. Полной амнистии подлежали лица, которые участвовали в боевых действиях в качестве рядовых солдат в рядах Царской и Белых армий, и находившиеся вне пределов РСФСР. Они приравнивались к военнопленным. Лица выше унтер-офицера амнистии не подлежали.

7. Что такое амнистии 1920-х годов?

Очередной Декрет «Об амнистии» был подписан 3 ноября 1921 г. «в ознаменование четвёртой годовщины власти, трудящихся в связи с окончанием войны и переходом на мирное строительство». Амнистия – это масштабная операция большевистского руководства по репрессированию (ликвидации) офицерского состава Царской и Белых армий, как «наиболее опасных» контрреволюционных элементов на территории страны и в зарубежье. Порядок приёма амнистированных (репатриантов) был оговорен в инструкции НКВД – ОГПУ от 14.12.1921 г. Работу по проверке и фильтрации репатриантов координировал Иностранный отдел ГПУ на приёмных и контрольно-пропускных пунктах того же ОГПУ. [ 40 ].

Оглавление.

1. Организация карательно-репрессивной системы Советской России
2. Северные лагеря принудработ на Соловках, совхоз «Соловки»
3. Пожар 1923 года
4. Северные-Соловецкие лагеря особого назначения ВЧК-ГПУ-ОГПУ
5. Кемская пересылка (КПП)
6. Соловецкие Лагеря Особого Назначения ОГПУ (СЛОН ОГПУ)
7. Что такое амнистии 1920-х годов?
8. О побегах
9. Штрафные изоляторы
10. Культурно-Воспитательная часть (КВЧ)
11. ГУЛАГ ОГПУ-НКВД
12. Беломорско-Балтийский Водный Путь
13. Тюрьма на Соловках
14. Тема лагерей и тюрьмы в исследованиях Соловецкого музея-заповедника
15. Библиография

После окончания Гражданской войны в РККА насчитывалось 5,5 млн. человек (22 армии, 174 дивизии, в т. ч. 35 кавалерийских) и было проведено резкое сокращение её численности, затронувшее, в основном, служивших в ней бывших белогвардейских офицеров. Этих офицеров можно разделить на три группы:

  1. взятых в плен — таких часто немедленно расстреливали, остальных отправляли в лагеря и только небольшую часть сразу ставили в строй,
  2. оставшихся в прифронтовой полосе после отхода Белых армий — их вылавливали при регистрациях с теми же последствиями,
  3. вернувшихся из эмиграции (репатриантов) — из них возможность уцелеть была выше в том случае, если они делали это нелегально или по фальшивым документам.

Для создания регулярной Красной Армии нужны были кадровые специалисты. В Красной армии таковыми были бывшие офицеры царской и Белых армий. Приказ об амнистии 1921 г. для офицеров Белых армии, покинувших территорию России в период Гражданской войны, стал основой для пополнения РККА новыми квалифицированными кадрами. Вернувшиеся офицеры были взяты в Красную Армию на командные и административные должности. Но послевоенное сокращение армии в это же время касалось, в первую очередь, офицеров, служивших в Белых армиях (как взятых в плен, так и вернувшихся из-за границы). Фильтрационные комиссии были созданы с целью радикальной чистки кадров.

В 1922 г. в РККА, в высшем комсоставе доля бывших офицеров оставалась значительной. Именно они определяли развитие советской военной науки и военного искусства. Ими были написаны все основные труды по стратегии, тактике и оперативному искусству, учебники для академий, военных училищ, школ и курсов, составлялись уставы и наставления, планы боевой подготовки и мобилизации, вырабатывалась военная доктрина. К февралю 1923 г. они составляли 83 % среди командиров корпусов и дивизий, 82 % — среди командиров стрелковых полков, 54 % среди командующих войсками военных округов, только среди командиров кавалерийских полков их было 41 %.

В течение 1923 г. был проведён переучёт всех военнообязанных, во время которого особое внимание обращалось на выявление служивших в Белых армиях. В 1924 г. по приказу № 151701/сс было уволено 9 397 бывших офицеров, из которых 1 584 — по причине службы в Белых армиях. В это же время шли аресты бывших офицеров. Большая часть из них была расстреляна, остальных отправляли в заключение в концлагеря.

Так оказался в Соловецком лагере ОН ОГПУ и Иван Матвеевич Зайцев. Здесь он отбыл полный срок = с 1925 по 1928 гг. Осуждённые по 58-й ст. после окончания срока заключения должны были находиться в ссылке от 1,5 до 3,5 лет. И.М. Зайцев был направлен в Коми и, понимая, что оттуда уже не вернется, на одной из пересылок совершил побег. Он ещё долго находился в стране, а только через семь месяцев по подложным документам ушёл за границу. В Китае И.М. Зайцев написал воспоминания о своём пребывании в Соловецком концлагере, и книга была издана в 1931 г., посмертно.

В его книге есть и план-схема I-го Кремлевского отделения, каким оно было в период СЛОН ОГПУ с 1925-1929 гг. Все келейные корпуса на территории Кремля были отведены под содержание заключённых кроме Настоятельского корпуса – в нём была расположена администрация I-го Отделения. Все ворота Кремля были закрыты кроме Никольских – основного пропускника в Отделение. В Святых воротах находилась пожарная часть. Заключённых, включая новые этапы, заводили на территорию Кремля только через Никольские ворота. В центральном дворике Соловецкого Кремля проводились приёмы этапов, утренние и вечерние поверки. Все вновь прибывшие заключённые обязательно проходили через 13-ю Карантинную роту, которая находилась в Троицком соборе. Карантин длился от двух недель до месяца, в зависимости от времени года, размеров и количества этапов. Карантинная рота в соборе – помещение с многоярусными нарами-настилами, и численностью заключённых – до 500 человек единовременного содержания. Заключённых карантинной роты ежедневно выводили на общие работы.

В Спасо-Преображенском соборе и надвратной Благовещенской церкви заключённых не содержали, в этих постройках были развернуты выставки лагерного музея. В Филипповской церкви был склад одежды и обуви, которые остались от умерших или расстрелянных заключённых. Те из заключённых, кто попадал в лагерь без теплых вещей, могли написать заявление начальнику I-го Отделения и получить теплые вещи со склада.

Размещение заключённых было устроено по военному образцу – в ротах. I-е Отделение состояло из 15 рот. Численность з/к в ротах колебалась от 60 до 500, в зависимости от вместимости помещений. Каждая рота специализировалась на своих конкретных работах.

В южном дворике Сушило и Мельница работали по назначению. Какое-то время от Мельницы к Трапезному комплексу, где находилась пекарня Отделения, была проложена железнодорожная ветка с ручными вагонетками по доставке муки из Мельницы. Пекарня с монастырских времен находилась в подклетах Трапезного комплекса под Успенской церковью, где и находится в настоящее время. В Прачечном корпусе южного дворика была устроена «секретная» рота для заключённых на тюремном режиме содержания. У корпуса были отстроены прогулочные дворики, заключённых этой роты выводили на работы только в темное, зимнее время года [ 41 ].

В северном дворике, в помещениях Иконописной палаты и трехэтажного корпуса, примыкающего к нему, находилась лагерная больница с аптекой. Все остальные здания северного дворика были заняты под швейные, обувные и столярные мастерские. Восточнее Кремля и в Сельхозах №№ 1-3 имелись скотные дворы, а на кожзаводе велась в больших объемах выделка кож для швейпрома. Из кож шили одежду, детскую, женскую и мужскую обувь, мастерили упряжь. Обувь и одежда поступала в универмаги страны для гражданского населения и частично – для Красной армии.

Административный аппарат СЛОН ОГПУ имел многочисленные отделы и подотделы. Только начальник СЛОН ОГПУ, начальники Отделений и информационно-следственный (режимный) отдел состояли из сотрудников ОГПУ НКВД. Основной штат администрации лагеря состоял из вольнонаёмных и заключённых. От начальства лагеря Центром постоянно требовали жесткий контроль и отчетность по всем пунктам, командировкам, отделениям. В связи с этим был набран большой штат людей в бухгалтерию, плановый, учётный, производственный отделы из числа заключённых и, в основном, осуждённых по ст. 58. Эта категория заключённых была грамотной, образованной, профессионально подготовленной для таких работ. Чистка в рядах администрации с з/к по 58-й статье началась с 1930-х гг. Штат старост, ротных, надзора набирался из уголовного элемента и заключённых – бывших сотрудников ОГПУ, милиции, офицеров РККА.

Общий штат администрации в СЛОН ОГПУ – отделений, командировок, пунктов был не значительным по отношению к количеству з/к, которые использовались на основных видах работ. Основная масса осуждённых использовалась в первую очередь на тяжелых физических работах: лесозаготовки, торфоразработки, кирпичном производстве и прокладке железнодорожных путей, строительстве.

Лесозаготовки велись только в зимнее время года и для них были организованы лесные командировки и лагпункты. Условия работ и быта з/к на этих командировках и пунктах были наиболее тяжёлыми. З/к содержались в наспех сколоченных бараках или бараках-землянках из тонкого кругляка. В бараках и бараках-землянках устраивались общие нары-настилы. Эти постройки часто не имели даже отопительных печей. Рабочий день длился до 9-12 часов, а зимой световой день на Соловках короткий (1,5-3 часа). Зима не столько морозная, сколько – метельная. Средняя температура зимой -12-18°. Снега на лесных участках иногда наметает до 1,5 м. В условиях практически постоянной темноты, в заснеженных лесах, на морозе, на полуголодном пайке, в минимальных условиях барачного быта работали сотни заключённых. Всем заключённым ежедневно назначался урок – задание: двоим свалить 12-16 деревьев, очистить от веток, транспортировать к местам вязания плотов или погрузить на гужевой транспорт. За неисполнение урока заключённые подвергались наказаниям: их оставляли в лесу до выполнения урока. В целях экономии сил и времени з/к валили деревья по уровню снежного покрова, не отаптывая снег вокруг стволов. До настоящего времени в лесах можно встретить высокие гнилые пни в местах, где проходили заготовки. Гужевого транспорта на всех лесных командировках не хватало. Не на всех участках лесозаготовок были и железнодорожные ветки-времянки, а готовые стволы необходимо было доставлять к местам вязки плотов. На лесозаготовках официально в 1920-30-е гг. была введена должность «вридло» – временно исполняющий должность лошади. «Вридло» в отчетных документах – «вывозка на людях» или трелевка вручную [ 42 ]. Заключённые с помощью веревок, впрягаясь, вытаскивали стволы в места вязания плотов или транспортировали стволы к местам гужевого или ж/д транспорта. На лесозаготовках была большая смертность во время работ от непосильного труда и переохлаждения, от голода, болезней, от издевательств надзор-состава и охраны.

З/к, умерших на лесозаготовках, сразу не захоранивали, а присыпали до весны снегом. Когда весной снег начинал таять, снаряжались специальные команды и хоронили так называемых «подснежников». В местах захоронения таких заключённых на стволах деревьев либо вырезались инициалы погибших, либо кресты. До настоящего времени, в местах ведения лесозаготовок, на деревьях можно увидеть такие метки [ 43 ]. Чтобы избежать тяжелых работ на лесных командировках, заключённые наносили себе увечья. Самым распространенным видом увечья были случаи саморубства. Отрубали кисти или пальцы рук. С увечьями они попадали в лагерную больничку в Кремле и получали списание на легкие работы. Когда саморубство стало стихийно распространяться по лесным пунктам и приобретать массовый характер, лагерная администрация ввела суровые и жестокие формы наказания.

Работы на торфоразработках были развернуты уже в 1925 г. и относились к тяжелым видам. Торф на Соловках залегает глубоко, порой до 12-15 м. Работы велись с ранней весны до глубокой осени. Торфяные канавы и траншеи копали вручную. Люди стояли в этих канавах-траншеях на склонах-ступенях, постепенно перекладывая торф со дна на поверхность земли. Затем его высушивали и ручными вагонетками транспортировали к железнодорожным веткам. Торфяные командировки были устроены по всему острову. Машины по разработке торфа были доставлены на Соловки только в конце 1928 г., а уже в 1930-е гг. большая часть этих разработок была свернута в связи с резким уменьшением общего числа заключённых на островах.

Масштабное производство кирпича было развернуто на территории монастырского кирпичного завода в 2-х км от поселка. С 1925 г. шло расширение этого производства – были достроены сушильные корпуса, завод снабжен новым оборудованием по фасовке и резке кирпича [ 44 ], увеличены карьеры по добыче глины, отстроена целая сеть стационарных ж/д веток в районе завода. На кирпичный завод вначале водили этапы женщин из женбарака. К 1927 г. за территорией кирпзавода был выстроен барачный городок и открыт лагерный клуб. Часть заключённых этих бараков работала на добыче торфа, часть – на кирпичном заводе. Все работы производились вручную. СЛОН ОГПУ производил кирпич как для построек на территории островов, так и вывозил кирпич большими партиями на материк. К 1930-му г. были выработаны запасы глиняных карьеров, основные работы на заводе были свернуты.

Поименный указатель погибших на Соловках

Прокладка узкоколейных железнодорожных веток также являлась одной из самых тяжелых работ в лагере. На этих работах полностью применялся ручной труд и работали в большинстве – заключённые из крестьян, организованные в артели, то есть те, кто привык к тяжелому физическому труду. Соловецкие острова – это, в основном, болота, порой труднопроходимые, а также большие и малые зарастающие озера. По этим территориям к местам лесо- и торфоразработок прокладывались стационарные железнодорожные ветки. Огромные насыпи для путей строили из камня, песка и битого кирпича. Высота насыпей достигает на некоторых участках 2,0 – 7,0 м., а протяженность – до 65-70 м. В 1932 г. все стационарные железнодорожные пути были разобраны: шпалы, рельсы с паровозами и железнодорожными составами переброшены в районы строительства Беломорско-Балтийского Водного Пути. Насыпи от этих веток сохранились до нашего времени и приспособлены под лесные дороги на Большом Соловецком острове. На севере Большого Соловецкого острова в местах лесозаготовок и вязки плотов ещё сохранились брошенные ветки-времянки. (Бочкарева Ольга. Материалы к истории Соловецких лагерей и тюрьмы. 1920-1939. СоловкиЭнциклопедия. www.solovki.ca. 19.06.2014)

Читать страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Среди множества публикаций о Соловках, входящих в наш список, есть очень редкие и недоступные издания...
Книга Б.Ширяева Неугасимая лампада

Поэтому, мы не всегда имели возможность проверить правильность написания ссылок. Тем не менее, мы считаем верным упомянуть все соловецкие литературные источники или людские свидетельства о Соловках вне зависимости от места и условий их выхода в свет.

Личное дело каждого

Ольга Бочкарева

Бочкарева Ольга
(1956)

Родилась в г. Каунасе (Литва). По образованию – архитектор. Живет и работает на Соловках, в Соловецком музее с 1988 года. Зав.отделом истории ХХ века Соловецкого государственного историко-архитектурного и природного музея-заповедника. Автор ряда научных работ по истории Соловков. Профессионально фотографирует.

Другие работы автора

Бочкарёва О.В. Кемский пересыльно-распределительный пункт Соловецких лагерей и тюрьмы. 1920-1939 гг. Министерство культуры РФ, Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Соловецкий государственный историко-архитектурный и природный музей-заповедник». Соловки. 2013)

Бочкарёва О.В. О картотеке СЛОН ОГПУ. (к постановке проблемы). СоловкиЭнциклопедия. www.solovki.ca. 29.05.2014))

Марина Луговая и Ольга Бочкарёва разыскали камень с автографами Владимира Короленко и Дмитрия Лихачева - соловецких з/к 30-х годов.

Соловецкая трагедия История концлагеря Разное о СЛОНе Заключенные Соловков Палачи, ВЧК-НКВД... Черная Книга СЛОНа Соловецкие расстрелы Интернациональные Соловки Избранное о красном СЛОНе

Вернем в УК две статьи — 70-ю и 190-ю «прим»?

Статья 70. Антисоветская агитация и пропаганда. «Агитация или пропаганда, проводимая в целях подрыва или ослабления Советской власти либо совершения отдельных особо опасных государственных преступлений, распространение в тех же целях клеветнических измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, а равно распространение либо изготовление или хранение в тех же целях литературы такого же содержания».

Ст. 190-1. Распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй. «Систематическое распространение в устной форме заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, а равно изготовление или распространение в письменной, печатной или иной форме произведений такого же содержания».

Письма из СЛОНа
Снежный Виталий, поэт
Ковальский Иосиф, ксендз
Хижняк Михаил, слесарь
Кривош-Неманич В., профессор
Флоренский Павел, профессор
Чертков Владимир, просветитель
Мы заключенные, которые возвращаемся из Саловецкого Конц. лагеря...

Коллективное письмо в газету "Правда"
Запрос Красного Креста о терроре в СЛОНе и ответ тов. Енукидзе

Редакция "Соловки Энциклопедии" благодарит автора за блестящую статью и разрешение её опубликовать.