СоловкиЭнциклопедия - крупнейший сайт о Соловках
Текущее время на Соловках:
:
Топ-фото: Соловецкие лагеря и тюрьма в 1920-1939 годах
 
 
Loading
 

 

 

 

Дорогие читатели! 01 августа 2014 мы начинаем публикацию материалов Ольги Бочкаревой по теме "Соловецкие лагеря и тюрьма в 1920-1939 годах". Это материалы к истории создания, организации и развития лагерей и тюрьмы на Соловецких островах. Рост лагерей сопровождался разрастанием лагерных структур и на материке. Материалы затрагивают этапы формирования «соловецкой» группы лагерей в системе ГУЛАГа, её расширения, реформации, смены функционального назначения, режимно-административного подчинения и прямых связей с Карелией.

Поскольку основная часть заключённых использовалась на тяжелых работах, а сама карательная система предписывала жёсткий режим заключения и суровую (а иногда и жестокую) систему наказаний при минимальных условиях питания и содержания – здесь всегда были большие показатели в численности побегов и попыток к побегам. Все побеги можно разделить на 3 категории: удачные, неудачные и фиктивные.

8. О побегах

Попыток к побегам с Соловков были сотни. Удачных побегов практически не было. Лагеря находились в окружении естественной преграды – холодного Белого моря. В самый жаркий месяц – июль – вода на поверхности не прогревается более +5°. Бежали в двух направлениях: 1) в сторону Архангельского берега, расстояние до которого 23 км и 2) в сторону Карелии – Кемского берега, находящегося в 64-х км. В направлении к Карелии находится архипелаг – Немецкие и Русские Кузова. В любую погоду его острова хорошо видны с Соловков. Они, как «иллюзия свободы», толкали заключённых на побеги.

Оглавление.

1. Организация карательно-репрессивной системы Советской России
2. Северные лагеря принудработ на Соловках, совхоз «Соловки»
3. Пожар 1923 года
4. Северные-Соловецкие лагеря особого назначения ВЧК-ГПУ-ОГПУ
5. Кемская пересылка (КПП)
6. Соловецкие Лагеря Особого Назначения ОГПУ (СЛОН ОГПУ)
7. Что такое амнистии 1920-х годов?
8. О побегах
9. Штрафные изоляторы
10. Культурно-Воспитательная часть (КВЧ)
11. ГУЛАГ ОГПУ-НКВД
12. Беломорско-Балтийский Водный Путь
13. Тюрьма на Соловках
14. Тема лагерей и тюрьмы в исследованиях Соловецкого музея-заповедника
15. Библиография

Чаще всего совершали побеги в осеннее время (в тёмное время года) группами, на вёсельных лодках, но побеги совершали и на самодельных плотах. У группы всегда был шанс на удачный исход побега, у бежавших в одиночку всегда был риск гибели в море или на суше, а также – поимки вооруженной охраной. Основные задачи для беглецов – уйти от преследования охраны в районе Соловков и добравшись до материка, достичь финской границы или затеряться на просторах огромного государства.

Основной сигнал о побеге – заключённый не явился на вечернюю или утреннюю поверку. Все лагпункты и командировки СЛОН ОГПУ были телефонизированы. Сигнал о побеге поднимал вооруженную охрану с собаками на поимку беглецов как на островах, так и на материке; в акваторию островов и береговой полосы выходили моторные катера, вылетал гидроплан. Штормовые темные осенние ночи и минимальные возможности переправы, силовые возможности вохры и телеграфное оповещение сводили все побеги к следующим завершениям: 1) – гибель ещё в море; 2) – преследование, поимка-арест, следствие, приговор, расстрел.

Кто совершал побеги? В основном, инициаторами побегов были офицеры царской или Белых армий. Они питали особую ненависть к Советской власти, были физически крепкими и способными к ориентации в море, хорошими организаторами. В подготовку к побегу входило: приобретение лодки и вёсел, сбор минимального запаса еды, разработка плана побега и направлений движения как в море, так и на материке. Лодки и вёсла приобретали за деньги у вольнонаёмных сотрудников. В состав группы не редко набирали и уголовный элемент (отказников от работ), но физически сильных.

В настоящее время известно только 3 (три) случая удачных побегов на весельных лодках с Соловков. Эти бежавшие, достигнув Финляндии, в дальнейшем не писали своих воспоминаний. Известен большой список бежавших из Соловецких лагерей ОН и написавших свои воспоминания, но все они бежали с материка – либо из Кемской пересылки, либо с материковых отделений лагеря. К 1928 г. в Кемском районе, в центральной и северной Карелии организованы десятки лагерных командировок СЛОН ОГПУ по лесозаготовкам, строительству промышленных объектов, прокладке дорог и ж/д путей, добыче полезных ископаемых, лагпунктов рыбпрома. Из этих отделений, командировок и лагпунктов на материке ежегодно осуществлялись тысячи побегов, в основном, удачно. Многих ловили, многих расстреливали при попытке к побегу или при поимке.

Исход побега зависел и от пути следования беглецов по территориям Карелии вплоть до границы с Финляндией. Опасность заключалась в том, что местное карельское население выдавало беглых заключённых, получая за каждого несколько килограмм муки, патроны для охоты, сахар. Заключённые пробирались к финской границе, обходя деревни, погосты и хутора. С Финляндией существовал договор о выдаче беглых заключённых, но именно финские пограничники не выдавали беглецов, вывозя их в глубь страны, снабжая временными документами.

Руководство лагерей регулярно отчитывалось перед Центром о результатах борьбы с побегами. Для положительных показателей такой борьбы они не редко (регулярно) прибегали к секретным операциям, разработанным руководством и Следственным (режимным) отделом СЛОН ОГПУ. Смысл таких операций заключался в том, что сотрудниками спецчасти планировались, разрабатывались и осуществлялись фиктивные «заговоры» о массовых побегах. «Заговоры» раскрывались, проводились массовые аресты участников заговоров, велись внутренние следствия, выносились приговоры и в Москву формировались отчеты по результатам. К таким ситуациям руководство лагеря прибегало с 1923 г. [ 45 ].

Внутреннее Дело № 747/1 и вся секретная операция 1929 г. в дальнейшем получили название – «Дело о Кремлёвском заговоре». Эта операция была спланирована и осуществлена Информационно-следственной частью лагеря, под контролем руководства СЛОН ОГПУ. Основными задачами этой акции были: репрессирование «особо опасного» лагерного контингента с 58-й статьёй, ликвидация слабосильных заключённых, которые по своим физическим и возрастным данным уже не могли работать, ликвидация уголовного элемента – регулярных отказников от работ, чистка в рядах заключённых – секретных сотрудников ИСЧ. Операция была проведена в конце лета – осенью 1929 г. – в период перевода руководства СЛОН ОГПУ на материк, в Кемь. В это время шли реформы в карательных структурах Центра, в системе мест заключения, шла смена ориентирования этих учреждений по формам и методам изоляции. СЛОН ОГПУ менялся как в своей структуре, так и по своему назначению. Центр теперь особое внимание стал уделять трудозанятости заключённых на материке, где располагались основные производственные ресурсы, намечались основные строительные объекты. Происходила переориентация направлений деятельности СЛОН ОГПУ. Начинался массовый вывоз заключённых с Соловков на материковые отделения и командировки. И эта операция должна была осуществить устранение «неугодного» начальству контингента и дать положительные показатели в отчетности борьбы с побегами.

Режимный отдел – Информационно-Следственная часть – через своих секретных сотрудников («стукачей») в августе начала распространять слухи и разговоры о готовящемся в лагерях массовом побеге. В заговор о побеге входило: захват оружейных складов, захват радиостанции и авиалинии, захват лагерных кораблей и массовый побег-уход через Белое море, через Кандалакшу и Кемперпункт (через Карелию) в Финляндию [ 46 ]. Система «стукачей» в это время в лагерях была чётко отработана. Уже в конце августа сотрудниками ИСЧ было открыто внутреннее Следственное дело № 747/1 [ 47 ], начались аресты всех, с кем общались «стукачи». Состав заключенных, подвергшихся арестам по Делу № 747/1, был разнообразен: офицеры царской и Белых армий, дворяне, бывшие чиновники, «белобандиты», бывшие сотрудники милиции, мещане, крестьяне. Полный список заключённых, прошедших через сфабрикованный заговор, до сих пор остается неизвестным. «Участников» заговора арестовывали на работах, на этапах, в ротах и лагпунктах. Операция была секретной, поэтому всех арестованных и подследственных содержали небольшими группами с особой изоляцией в карцерах и на штрафных территориях. Действия ИСЧ в отношении проведения этой операции были осуществлены последовательно в соответствии с Уголовным Кодексом – причины для ареста, аресты, следствие, приговор, исполнение приговора. В течение 2-х месяцев велись допросы подследственных, на которых именно «стукачи» доказывали следователям, что их агитировали на участие в заговоре и массовом побеге. Следствие было завершено к середине октября 1929 г. Проект приговора был отправлен в Москву на утверждение и подписан большими чинами Центра. Из документов следует, что по Делу прошло более 80-ти человек, осуждено – 51. Приговор в отношении 51 з/к был следующим: 36 человек были приговорены к ВМН как организаторы и зачинщики заговора, 15-ти – ВМН заменена увеличением срока заключения на 10 лет [ 48 ]. Приговор в отношении 36-ти человек был приведён в исполнение 29 октября 1929 г. В архивных документах этого Дела № 747/1 в отношении заключённых – бывших офицеров Белых армий, расстрелянных 29 октября 1929 г. было сказано конкретно: «Они могли сбежать с материковых командировок». Мы вновь имеем дело с формулировкой и ситуацией «совершил или может совершить». Большую часть из этих 36-ти заключённых расстреляли под предлогом побега по причине – могли совершить побег. Среди расстрелянных заключённых были з/к достаточно преклонного возраста, которые были настолько не грамотны, что в Списках на аресты выводили крестики или ставили отпечатки своих пальцев [ 49 ]. Они тоже были расстреляны как руководители и организаторы побега. Таких в списках архивных документов несколько человек. Главная причина их гибели – они являлись для лагеря «отработанным материалом», «балластом», уже не способными выполнять нормы выработки на производстве. При этом были расстреляны не только заключённые, представляющие опасность или «балласт», но и те, чьими руками была проведена эта секретная операция – «стукачи». Если судить по материалам Дела – Приговор был вынесен в отношении 51-го человека, но по воспоминаниям заключённых – в это время «пропало» из рот более 300 человек. Пополняя базу данных на основе копий архивных документов Дела № 747/1 и выписывая имена тех, кто прошел по материалам этой операции (из списков на аресты, из допросов, из предварительного и окончательного приговоров, из документов на реабилитацию), было выявлено более 200 человек. Цифры рознятся в значительной степени, и сколько фактически погибло 29.10.1929 г., возможно, мы никогда не узнаем. В результате этой массовой операции руководство СЛОН ОГПУ в период переезда на материк показало себя с достойной стороны перед Москвой, а население лагеря было окончательно запугано. (Бочкарева Ольга. Материалы к истории Соловецких лагерей и тюрьмы. 1920-1939. СоловкиЭнциклопедия. www.solovki.ca. 19.06.2014)

Поименный указатель погибших на Соловках

Читать страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Среди множества публикаций о Соловках, входящих в наш список, есть очень редкие и недоступные издания...
Книга Б.Ширяева Неугасимая лампада

Поэтому, мы не всегда имели возможность проверить правильность написания ссылок. Тем не менее, мы считаем верным упомянуть все соловецкие литературные источники или людские свидетельства о Соловках вне зависимости от места и условий их выхода в свет.

Личное дело каждого

Ольга Бочкарева

Бочкарева Ольга
(1956)

Родилась в г. Каунасе (Литва). По образованию – архитектор. Живет и работает на Соловках, в Соловецком музее с 1988 года. Зав.отделом истории ХХ века Соловецкого государственного историко-архитектурного и природного музея-заповедника. Автор ряда научных работ по истории Соловков. Профессионально фотографирует.

Другие работы автора

Бочкарёва О.В. Кемский пересыльно-распределительный пункт Соловецких лагерей и тюрьмы. 1920-1939 гг. Министерство культуры РФ, Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Соловецкий государственный историко-архитектурный и природный музей-заповедник». Соловки. 2013)

Бочкарёва О.В. О картотеке СЛОН ОГПУ. (к постановке проблемы). СоловкиЭнциклопедия. www.solovki.ca. 29.05.2014))

Марина Луговая и Ольга Бочкарёва разыскали камень с автографами Владимира Короленко и Дмитрия Лихачева - соловецких з/к 30-х годов.

Соловецкая трагедия История концлагеря Разное о СЛОНе Заключенные Соловков Палачи, ВЧК-НКВД... Черная Книга СЛОНа Соловецкие расстрелы Интернациональные Соловки Избранное о красном СЛОНе

Вернем в УК две статьи — 70-ю и 190-ю «прим»?

Статья 70. Антисоветская агитация и пропаганда. «Агитация или пропаганда, проводимая в целях подрыва или ослабления Советской власти либо совершения отдельных особо опасных государственных преступлений, распространение в тех же целях клеветнических измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, а равно распространение либо изготовление или хранение в тех же целях литературы такого же содержания».

Ст. 190-1. Распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй. «Систематическое распространение в устной форме заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, а равно изготовление или распространение в письменной, печатной или иной форме произведений такого же содержания».

Письма из СЛОНа
Снежный Виталий, поэт
Ковальский Иосиф, ксендз
Хижняк Михаил, слесарь
Кривош-Неманич В., профессор
Флоренский Павел, профессор
Чертков Владимир, просветитель
Мы заключенные, которые возвращаемся из Саловецкого Конц. лагеря...

Коллективное письмо в газету "Правда"
Запрос Красного Креста о терроре в СЛОНе и ответ тов. Енукидзе

Редакция "Соловки Энциклопедии" благодарит автора за блестящую статью и разрешение её опубликовать.