СоловкиЭнциклопедия - крупнейший сайт о Соловках
Текущее время на Соловках:
:
 

Книга 10. ВОСПОМИНАНИЯ ЛЮДЕЙ О СЛОНе

Глава 3. Те, кто уцелел, рассказывают о Соловецком лагере, Соловецкой тюрьме и людях

"Нельзя забывать этого преступления. Не чувство мести оно должно вызвать в нас, но стремление к нравственному возрождению, духовный подъем в борьбе против возвращения пережитого ужаса."

Владимир Вернадский, академик

Воспоминания Карла Штайнера. Соловки времен СЛОНа.

Loading
 

Соловки. Кремль.

Карл Штайнер. "Воспоминания о Соловках и СЛОНе"

1. Кемь. Кемский пересыльный пункт.
2. В тюрьме на Соловецких островах. Кремль.
3. На острове Муксалма
4. Карцер в Соловецком кремле
5. Смерть Станко Драгича
6. Расстрел монахинь
7. Эвакуация с Соловецких островов

Штайнер Карл, революционер. Следы СЛОНа. Фото www.memorial.krsk.ru

Карл Штайнер родился 15 января 1902 года в Вене. Вступил в союз коммунистической молодежи (Вена, 1919). Арестовывался в Югославии и Франции. В Вене организовал подпольную типографию. По заданию югославской компартии приехал в Советский Союз для работы в Балканской секции Коминтерна (1932). Арестован 4 ноября 1936 года как немецкий шпион и приговорен к 8 годам тюремного заключения. Сослан в Соловки в 1937 году. В 1939 году соловецким этапом отбыл в Норильлаг. (По мат. красноярского общ. "Мемориал")

О Карле Штайнере

Соловецкие острова, расположенные в юго-западной части Белого моря в 30 км к востоку от Кеми, имеют площадь 266 квадратных километров. Крупнейшее поселение, Соловецкий, было основано в пятнадцатом веке монахами, построившими тут первую церковь. Монахи развернули большую культурную и экономическую деятельность, превратив Соловки в северную опору Московского княжества. В 1584 году поселение было значительно укреплено для защиты от нападений врагов. Со временем монастырское хозяйство очень разрослось: здесь занимались переработкой рыбы, солеварением и животноводством.

Древний монастырь, окруженный стенами кремля, при советском режиме стал первым и самым страшным концентрационным лагерем. На главном острове появились первые заключенные - политические и уголовные преступники. В это время на тяжелых работах ещё использовали бывших монахов, которые содержались некоторое время в тюрьме в тех же кельях, в которых они когда-то жили как "Божий народ". На острове было около 50 000 заключенных, лишь небольшая часть которых была заточена в камерах. Большинство выполняло тяжелую физическую работу на огромном скотном дворе, косило сено, которое на острове было замечательным, добывало лес, знаменитую карельскую березу, ловило рыбу, известную в мире как беломорская сельдь, работало на большом кирпичном заводе. С 1937 года на острове было прекращено использование природных ресурсов. Лагерь расформировали, отправив уголовных преступников в другие лагеря и оставив только политических заключенных, которые сидели в камерах без работы.

по дороге на Большую Муксалму застал обложной дождь

"В 2002-ом году нас по дороге на Большую Муксалму застал обложной дождь. Пока дошли до каменного корпуса - все вымокли и продрогли. Решив переждать непогоду там, поднялись на второй этаж и зашли в одну из бывших келий. Там обнаружили разбитую печку, дрова, и две кровати. На одной из кроватей лежал чей-то ватник. Очевидно, тут местные бомжики или ещё кто изредка проживали. Затопили мы печку и стали греться-сушиться. Трубы у печки не было, поэтому дым поднявшись к потолку уходил через дырку в окне." (Алексей Будовский. Отчёт о поездке на Соловки. Глава 2. "В каменном корпусе, 2002 год. История с привидением". На правах рукописи. LiveJournal. New York, USA. 2006)

Когда в декабре 1937 года мы прибыли на Соловецкий остров, там было всего 4800 заключенных. Военно-политическая тюрьма находилась под непосредственным управлением НКВД. Нас разместили в монашеских кельях двухэтажного здания - отдельно стоящего корпуса, в общей комнате с деревянным полом, решетками на окнах и большой глиняной печью. В нашей камере было десять заключенных. Мы были рады, что избавились от подземелья Владимира. (Прим.ред.: Имеются ввиду камеры Владимирского централа, через который шла пересылка заключенных в Соловки. ) Нам раздали алюминиевые миски, горячий картофельный суп и по куску хлеба, затем по порции каши с жиром. Когда раздалась команда "спать ", мы улеглись на матрасы, пахнущие сеном, накрылись теплыми одеялами и уснули.

В шесть часов утра мы услышали: «Подъём!» Нас привели в помещение, где были умывальники, и мы спокойно умылись - никто нас не подгонял. Нам выдали по 600 граммов хлеба, чай и 9 граммов сахара. В 10 часов вывели на прогулку на старое кладбище, где мы полчаса мы ходили между древними надгробными плитами, на которых были высечены даты смерти монахов. В большом дворе кремля находились шесть двухэтажных монастырских подсобных строений и корпусов, помещения которых были переделаны в тюремные камеры. В середине двора стоял огромный храм, который был превращен в продовольственный склад. Там, где некогда монахи смиренно опускались на колени, теперь стояли ящики, бочки, мешки с мукой. В дальнем углу кремлевского двора, ставшего нашей тюрьмой, была старинная парная баня.

Еда была сносной: на обед давали суп и кашу, на ужин три раза в неделю - большой кусок соленой рыбы. Режим не был особенно строгим. В монастыре мы пробыли семь дней.

Через неделю нас отправили на остров Муксалма (Прим.ред. В текстах встречается два написания. Правильное - Муксалма, но у Штайнера везде через «У»), расположенный в 10 км от поселка и связанный с главным островом дамбой. Мы шли туда пешком - мимо озер, уже покрытых льдом, через прекрасный березовый лес, мимо заброшенного питомника, в котором когда-то разводили черно-бурых лисиц. Прибыльное хозяйство было заброшено, закрыто, чтобы освободить место для заключенных. (Прим.ред. Штайнер повторяет лагерную легенду. На самом деле показушное "пушное хозяйстово" было заброшено из-за низкой рентабельности и отсутствия кормов для животных. Зэки в питомнике не сидели.)

Во второй половине дня мы пришли в Муксалму. Здесь были только большое двухэтажное здание тюрьмы и три дома, в которых располагались кухня, баня и канцелярия. Существовали 12 таких островов. На каждом острове - тюрьма (Прим.ред. По-видимому, Штайнер имеет ввиду не острова, а 12 отделений и "командировок" СЛОНа, расположенных на 3-х крупных островах Соловецкого архипелага - Большом Соловецком острове, Анзере и Большом Заяцком острове.).

Как только мы вошли в тюремный двор, мы тут же поняли, что режим здесь не такой либеральный, как в кремле. Рядом с начальником тюрьмы стоял представитель НКВД Бардин. Сразу стало ясно, с каким человеком мы имеем дело - на его лице прочиталась вся жестокость сталинского режима. Ледяная дрожь охватила нас, когда мы увидели это существо.

Нас завели в большую пустую комнату и раздели догола. Солдаты набросились на нас с машинками для бритья. Стрижка делалась так, как будто солдаты старались содрать с нас кожу. Голых, при морозе -40 градусов, нас перегнали через двор в баню, где вдоль стены на подставках стояли большие железные чаны, под которыми пылал огонь. Поднимался пар, было жарко, как в пекле. В соседней комнате, куда набилось до 60 человек, каждый получил деревянное ведро с горячей водой - мы должны были быстро намылиться и ополоснуться. На тех, кто просил ещё немного воды, чтобы смыть мыло, охранники кричали и выгоняли немытыми. Нам выдали тюремную одежду и белье, привели в камеру с 18 деревянными нарами с подушками и одеялами. Внутри было холодно.

Я долго не мог уснуть.

Карл Штайнер. Воспоминания о Соловках. На правах рукописи. Перевод Наталии Рымко. Комментарии Юрия Серова. Москва. 2013.

Кроме этого...

Судьба Карла Штайнера была тесно связана с судьбой Иосифа Бергера. Они вместе сидели в Соловецкой тюрьме, вместе прибыли в Норильлаг, вместе были осуждены в 1943 году, вместе отбывали ссылку.
• Отправляя узников в Соловки, коммунисты изображали видимость судебного правосудия. Большинство соловецких заключенных на пресловутых "судах" получали сроки по статье 58 УК СССР.
• История Соловков - фантастический эпос, в котором чудеса и легенды соседствуют с горем и трагедией. Невероятная история жизни и спасения в Соловках Фанни Каплан, стрелявшей в Ленина, яркое тому подтверждение.

Соловецкая трагедия История концлагеря Разное о СЛОНе Заключенные Соловков Палачи, ВЧК-НКВД... Черная Книга СЛОНа Соловецкие расстрелы Интернациональные Соловки Избранное о красном СЛОНе

Писатели - заключенные Соловецкого лагеря особого назначения.

О книге Штайнера

Рымко Наталия, врач

Рымко Наталия, переводчик:
- Карл Штайнер был женат на моей двоюродной бабушке Софье Ефимовне Моисеевой, которая ждала его 20 лет. Тётя Соня тоже уцелела. Мы с отцом были у них в гостях в Загребе (1977), книгу дяди Карла, "7000 дней в Сибири", я видела и держала в руках. Пишу к тому, что я не помню, чтобы она была написана на эсперанто. В 1977 году существовало 3 издания: на немецком, сербском и хорватском языках. Дядя Карл очень хотел, чтобы его книга когда-нибудь была бы издана в России, но при его жизни этого, к сожалению, не случилось. (Рымко Наталия. Из переписки. Россия. Москва, 14.12.2012)

- В книге Соловкам отведено не менее 25 страниц, и я не знаю, сколько времени займет у меня перевод, боюсь, что очень много. Но раз уж я буду под ним подписываться, надо, чтобы все было сделано максимально качественно.

Биографический очерк о заключенном Соловков Карле Штайнере

О СЛОНе на Соловках

Благодарим Наталию Рымко за присланные тексты, фотографии и любезное разрешение опубликовать этот материал.