Книга 10. Соловецкие лагерь и тюрьма особого назначения (СЛОН/СТОН)

Глава 4. Книга должна начинаться с главы "Соловецкий лагерь особого назначения"

Черная книга коммунизма: лагерь смерти на Соловецком архипелаге

"Нет на свете ничего более низкого, чем намерение "забыть" эти преступления"
( Варлам Шаламов )

Стефан Куртуа, Николя Верт, Жан-Луи Панне, Анджей Пачковский, Карел Бартошек, Жан-Луи Марголен. Черная книга коммунизма. Преступления, террор, репрессии. (Пер. с французского. Москва, "Три века истории", 1999. 768с.)

 

 

 

Черная книга коммунизма. GULAG and Solovki. ГУЛАГ и Соловки.
Строится система уничтожения - лагерь смерти на Соловецком архипелаге

В 1923 году правительство предложило ГПУ устроить большой концентрационный лагерь в Соловках, на шести островах в Белом море, расположенных вблизи Архангельска.

Список злодеяний коммунистов в Соловках

Да здравствует великое, всепобеждающее учение Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина!

Советский народ питает безраздельное доверие и проникнут горячей любовью к своей родной Коммунистической партии, так как он знает, что высшим законом всей деятельности партии является служение интересам народа. Да здравствует великая Коммунистическая партия Советского Союза!
(Обращение ЦК КПСС. "Смерть Сталина". Комсомольская правда № 55 (8535) 06.03.1953)

"На главном острове Соловков находился один из больших православных монастырей. После изгнания оттуда монахов ГПУ организовало на этом архипелаге лагеря, объединенные аббревиатурой СЛОН (Соловецкий Лагерь Особого Назначения). Первые заключенные прибыли сюда из лагерей в Холмогорах и Пертоминска в начале июля 1924 года (Это утверждение не верно. В марте 1921 года вспыхнуло восстание матросов в Кронштадте. Большинство восставших были расстреляны на месте, а оставшиеся в живых - высланы в Соловки. Там чекисты расстреляли каждого второго матроса. Подробнее о начале "деятельности" концлагеря на странице "Первые зэки советских Соловков". Прим.Ред.). К концу этого года в этом лагере было 4.000 заключенных, в 1927 году их было 15.000, а к концу 1928 года - 38.000.
Одной из особенностей пенитенциарной системы Соловков было самоуправление. Кроме начальника и нескольких других ответственных постов все лагерные "должности" занимали заключенные. В подавляющем большинстве, это были бывшие сотрудники ГПУ, приговоренные за серьезные превышения власти. Осуществляемое таким контингентом самоуправление было самым большим произволом, который очень скоро ухудшил судьбу привилегированных заключенных, какими при прежней власти считались политические. Во времена НЭПа администрация ГПУ разделяла заключенных на три категории.

Три категории заключенных

Первая категория состояла из политических, то есть исключительно из членов бывших партии меньшевиков, эсеров, анархистов; эти заключенные поначалу добились от Дзержинского привилегий, которые тот сам имел при царском режиме: около десяти лет он провел в тюрьмах и ссылках, где к политическим относились сравнительно мягко, они получали лучшее питание, называемое "политическим рационом", имели право на некоторые личные вещи, могли получать газеты и журналы. На поселении им позволялось жить коммуной, и они освобождались от принудительных работ. Все эти привилегии были уничтожены в конце 20-х годов. Вторая категория заключенных, самая многочисленная, состояла из контрреволюционеров, членов политических партий несоциалистических или анархистского направлений, представителей духовенства, бывших офицеров царской армии, бывших чиновников, казаков, участников Кронштадтского и Тамбовского восстаний, а также других лиц, арестованных по 58 статье Уголовного кодекса.

В третью категорию заключенных входили осужденные ГПУ уголовники (бандиты и фальшивомонетчики), а также бывшие чекисты, осужденные за различные преступления или проступки по должности. Контрреволюционеры, обязанные проживать совместно с уголовниками, устанавливавшими свои законы, подвергались самому чудовищному произволу внутри лагеря, голодали, мерзли зимой, летом их сжирала мошка (одна из летних пыток заключалась в том, что пленника нагишом привязывали к дереву в лесу и оставляли его на съедение мошке, весьма злой и многочисленной на этих северных, усеянных озерами, островах).

Чтобы перейти из одного лагерного сектора в другой, как вспоминает один из известных заключенных Соловков писатель Варлам Шаламов, заключенные требовали завязать им руки за спиной, и настаивали, чтобы это было специально оговорено в правилах внутреннего распорядка: "Это было единственное средство самозащиты заключенных против лаконичной формулы "убит при попытке к бегству".

Соловецкий лагерь - это то место, с которого началась замена "импровизированных" лагерей времен Гражданской войны специально продуманной системой принудительных работ получившей, начиная с 1929 года, ужасающее развитие. До 1925 года заключенные, как правило, были заняты малопродуктивной работой для внутрилагерных нужд. В 1926 году администрация лагеря решила перейти на заключение производственных договоров с некоторыми государственными предприятиями и более "рационально" использовать принудительные работы, ставшие источником дохода, тогда как раньше, в 1919-1920 годах, "исправительные работы" рассматривались как средство "перевоспитания".
Лагерь Соловки, реорганизованный под аббревиатурой УСЛОН (Управление Соловецкими Лагерями Особого Назначения), шагнул на континент и прежде всего на побережье Белого моря. В 1926-1927 годах появились лагеря в устье Печоры, в Коми и в других точках этого негостеприимного, но богатого лесами побережья. Заключенные выполняли точно расписанный план по заготовке леса, по его рубке и распиловке. Рост планов производства леса по стране потребовал увеличения числа заключенных. Это обстоятельство привело в 1929 году к полной реформе содержания заключенных: в лагеря стали отправлять и тех, кто был приговорен к трем годам тюремного заключения . Подобные меры способствовали чудовищному развитию системы исправительных лагерей. Экспериментальная лаборатория принудительных работ, "специальные лагеря" Соловецкого архипелага стали отправной точкой появления и приведения в действие другой большой континентальной системы - архипелага ГУЛАГ.

Поделиться в социальных сетях

Ужесточение преследований

Первая из них (имеется ввиду мера ужесточения. Прим.ред.) постановлением от 26 марта 1928 года предлагала заменить кратковременные заключения за небольшие проступки неоплачиваемыми исправительными работами "на стройках, предприятиях и лесоповале".

Еще одна мера, предусмотренная постановлением от 27 июня 1929 года, имела грандиозные последствия. Согласно этой мере наказания все заключенные, приговоренные как минимум к трем годам лишения свободы, переводились на исправительные работы в лагерях с "целью освоения естественных природных богатств восточных и северных районов страны". Эта идея носилась в воздухе долгое время. ОГПУ решило принять меры для выполнения программы заготовки леса на экспорт; неоднократно эта организация обращалась с предложениями в Главное управление мест заключения, находившееся в подчинении у Комиссариата внутренних дел и занимавшееся обычными тюрьмами, с просьбой о выделении им дополнительной рабочей силы, так как, действительно, "собственные" заключенные Соловецкого Лагеря Особого Назначения в числе 38.000 человек в 1928 году не могли выполнить установленные планы производства.

Европейские социалисты не верили в ужасы Соловецкого концлагеря

В начале 30-х, когда голод косил в СССР миллионы людей, левые интеллектуалы с восторгом говорили о том, что там строится новое общество, а американские бизнесмены продавали Сталину чертежи, заводы и ноу-хау.

...Представьте себе европейского интеллектуала, который в 1932-м слушает пламенную речь советского эмиссара о мире без эксплуатации человека человеком, а потом — рассказы бежавших дворян о миллионах трупов, валяющихся на Украине вдоль железных дорог, и о голоде после изъятия государством урожая. Понятно, что прекраснодушный интеллектуал всей душой верит в правдивость эмиссара и морщится от диких баек аристократа, потерявшего власть.
Юлия Латынина. От СС-20 ДО «Кассама». ЁЖ, (19.02.2009)

"Пресловутый вопрос о признаніи Европой совЪтской власти? Так именно мотивировала на послЪднем съЪздЪ в январЪ 1924 г. французская соціалистическая партія свое предложеніе {18} совЪтскому правительству прекратить преслЪдованія соціалистов -- это важно для того, чтобы партія могла бы без всяких оговорок и без укоров совЪсти присоединиться к предложенію о признаніи совЪтскаго правительства Франціей. Англійская рабочая партія, говорящая о своем новом яко-бы пониманіи соціализма, не выставляет и этого даже требованія... A чешскіе соціал-демократы склонны заподозрить уже и самый факт преслЪдованія -- и это тогда, когда до нас доходят сообщенія о самоубійствах, избіеніях и убійствах в Соловках, о чем в 1924 г. повЪдала міру не зарубежная русская печать, а правительственное сообщеніе самих большевиков. Мы видим таким образом, какую большую поправку приходится внести в преждевременное утвержденіе "Дней": "прошли тЪ времена, когда большевистскія расправы можно было производить втихомолку. Каждая новая волна краснаго террора вновь и вновь вызывает протесты европейскаго общественнаго мнънія".

Не имЪем ли мы права сказать, что даже соціалисты, кончающіе самоубійством в ужасных условіях современной ссылки в Россіи, должны знать теперь о безцЪльности обращенія с призывами к своим западно-европейским товарищам?

"Ужасы, творящіеся в концентраціонных лагерях сЪвера -- писал в 1922 г. упомянутый корреспондент "Голоса Россіи" -- не поддаются описанію. Для человЪка, не испытавшаго и не видЪвшаго их, -- они могут казаться выдумкой озлобленнаго человЪка"...

Мы, изо дня в день с ужасом и болью ожидавшіе эпилога, которым нынЪ закончилась трагедія в Соловках, и знаем и понимаем эту кошмарную дЪйствительность - для нас это не эксперимент, быть может, полезный, в качествЪ показательнаго опыта, для пролетаріата Западной Европы... Для нас это свое живое, больное тЪло. И как мучительно сознавать свое полное безсиліе помочь даже словом..." (Мельгунов С. Красный террор в Россіи. 1918 – 1923. Изд. 2-е, дополненное. Берлин. 1924)

Поделиться в социальных сетях

Этой стране нужа декоммунизация

Владимир Буковский, диссидент, ученый и очень порядочный человек "В принципе я знаю, что в этой стране нужно, наконец, закончить декоммунизацию, провести осуждение прошлой практики преступлений, открыть их. Этого никогда не было завершено. Сейчас этот процесс начинается в разных посткоммунистических странах - в Польше, в Румынии и даже в Камбодже. Просто потому, что общество пришло к пониманию, что, не разобравшись с прошлым, совершенно невозможно идти дальше. И конечно мы должны это сделать. В нашем случае, конечно, это уже не имеет оттенка криминального, преследования людей, совершивших преступления, - по той причине, что большинство из них уже давно умерло. У нас речь идет об осуждении системы, об открытии ее тайн, преступлений, о том, чтобы это стало достоянием общества, достоянием гласности. Естественно, и тех преступлений, которые уже совершены были после людьми, взявшимися быть продолжателями старых традиций. Вот о чем идет речь и это, конечно, совершенно необходимая вещь для страны." (Владимир Буковский. С практикой президентского "сидения в Кремле" пора кончать. Андрей Шарый. Радио Свобода. Москва, 29.05.2007.)

"- Если предположить, что вы все же станете президентом, собираетесь ли вы осуществить свою давнюю идею провести суд над КПСС?
- ...это необходимо сделать. У нас до сих пор с прошлым неясность, поэтому страна так легко усваивает мифы коммунистических времен. У них уже брежневские времена чуть ли не самые счастливые, если верить некоторым опросам. Поскольку не было осуждения этого режима, его анализа, публичного вскрытия его преступлений, все забылось и пошли мифы опять. Пока мы не разгребем прошлого, мы никогда не сможем смотреть в будущее." (Владимир Буковский. Буковский едет в Россию "помочь оппозиции набрать силу". Вероника Боде. Радио Свобода. Москва, 12.07.2007.)

"Мое дело – установить одну простую истину, которую мир столь упорно отказывается признать: коммунистический режим был преступным. Как одно из следствий этого, любой генеральный секретарь ЦК КПСС, хороший или плохой, был убийцей." (Владимир Буковский. Горбачев. Радио "Эхо Москвы". Москва, 08.04.2011.)

Только не коммунистам

"Кому бы говорить про защиту прав человека, но только не коммунистам, ни в какой ипостаси никогда не защищавшим права человека. Вся беда в том, что страна до сих пор не оценила «подвигов» коммунистов за 70 лет их власти. Все преступления коммунистического режима до сих пор не преданы полной огласке, не сделана полная оценка этих преступлений." (Юрий Вдовин. Зам.пред. правозащитной организации "Гражданский контроль" в ст. "Кто бы говорил про защиту прав человека, но только не коммунисты". Татьяна Вольтская, Радио Свобода, Санкт-Петербург , 30.06.2007)

Говорит бывший соловецкий зэк: жизнь без совести, любви и долга

Варлам Шаламов, писатель, заключенный ГУЛАГа "... огромному большинству, выясняется день ото дня все четче, можно, оказывается, жить без мяса, без сахару, без одежды, без совести, без любви, без долга. Все обнажается, и это последнее обнажение страшно. Расшатанный, уже дементивный ум хватается за то, чтобы "спасать жизнь", за предложенную ему гениальную систему поощрений и взысканий. Она создана эмпирически, эта система, ибо нельзя думать, чтобы мог быть гений, создавший ее в одиночку и сразу. Паек ... в зависимости от процента выработки... Пугающие штрафы и максимум поощрений - зачеты рабочих дней". (Варлам Шаламов)

Соловецкий камень и Франция

Фредерик Бегбедер, писатель Фредерик Бегбедер: "В сущности, КГБ никуда не делся, он просто сменил согласные в своем названии. Свергнув с пьедестала статую Дзержинского перед зданием ФСБ, вы выбрали себе в президенты образцового служащего этой организации. Подобная преемственность – источник всех ваших бед: вы не перерезали пуповину с мучителями. Россия – страна безнаказанных преступлений и сознательной амнезии... Если вы на самом деле хотели, чтобы справедливость восторжествовала, мэрия должна была установить Соловецкий камень в память жертв ГУЛАГа в центре площади, а не ссылать его в соседний сквер..." (Фредерик Бегбедер. Идеаль. Пер. с французского Мария Зонина. Москва, Иностранка, 2007. - C. 87-92.)

Вечная виселица для Запада

"Именно КБ американца Кана, работавшего в СССР под вывеской "Гипромашпроект" построил Сталину 585 заводов, весь оборонпром выстроил. Без этих заводов, без Форда у СССР не было бы ни танков, ни тракторов, ни металлургии, ни кораблестроения, ни собственных станков и шарикоподшипников, ни ракет, ни Бомбы, ни автомашин. Но разве на Западе в 20-х-30-х не знали о Соловках и Гулаге, не читали Ульянова, где он все это обещал всей планете? Знали и читали. Разве не видели, что режим способен на все? Видели. И все равно торговали, давали кредиты, которые ни Сталин, ни остальные генсеки не возвращали". (Алекс Бор. Третья модернизация. Радиостанция "Эхо Москвы", Москва. www.echo.msk.ru. 05.11.2010)

Сексуальные насилия над женщинами СЛОНа: Лагерное положение женщин отчаянное - они бесправны и вынуждены быстро опускаться.

Стукачи, доносчики и палачи в Соловецком концлагере: Нужно ли предать гласности имена палачей и доносчиков времен советского террора?

Способны ли мы, как нация, признать ошибки и преступления прошлого?

Черная книга коммунизма: надо ли вернуть памятники Ленину и Сталину
Надо ли вернуть памятники Ленину и Сталину

"Уважаемый Юрий Николаевич, способны ли мы, как нация, признать ошибки и преступления прошлого? А то получается расщепленное сознание целого народа: почитать святыми и Сталина, и Николая, хоронить Деникина под советский гимн и так далее".

Юрий Афанасьев, историк Юрий Афанасьев: Я думаю, в этом и беда, и трагедия, что не способна Россия признать свои ошибки. И вообще, Россия как вся совокупность населения, с моей точки зрения, не способна к самокритике. То есть Россия представляет собой такой социум или, другими словами, такой организм, такое сообщество людей, которое не способно не только к саморазвитию, но оно не способно и к самокритике. И в этом самая большая беда. Когда мы говорим о том, что мы до сих пор не обрели идентичность свою, то есть мы до сих пор с определенностью не можем сказать, кто же мы такие, это и есть проявления этой самой патологической неспособности к самокритике. Я еще раз повторю, люди, которые привыкли жить в рабстве, вообразить себе какой-то иной способ жизни не способны. Вот отсюда идет эта самая ксенофобия, которая сегодня развивается. Кажется людям, что ничего другого, кроме того, что есть и было у нас, быть в принципе не может. И в этом смысле как бы это не болезнь, это просто состояние психики и ума". (Афанасьев Юрий. Между 4 и 7 ноября: "Россия как вся совокупность населения не способна к самокритике". В пер. "Время гостей", Вед. Михаил Соколов. Радио Свобода. Москва, 05.11.2010)

Вот какие мы есть. А ведь я еще ни слова не сказал про водку

Владимир Надеин

"Не перечислить бед, которые принесла наша Родина всему миру, от Кореи и Чехословакии до Афганистана и Намибии. Но и это шалости в сравнении с тем беспрерывным ужасом, что она вытворяла дома. Она травила своих кормильцев ядовитым газом, бросала подслеповатых профессоров музыки безоружными против пулеметов, слала мальчишек на каторги за то, что чуть проспали самое начало долгого рабского дня. Она корежила души неслыханной ложью, вознаграждала подлость и проводила селекцию поколений, бережно отбирая для потомства самых мерзких из самых подлых. Ни одна страна мира, какими бы чудовищами ни были её правители, не принесла своим гражданам столько горя, как наша Россия – нам. И ни одна не развратила свой народ так глубоко и основательно, как развращены мы.

Изуродован ум, но повреждено и тело. Из деревни Слотино, где я живу, на войну ушло 46 мужиков. Вернулись шестеро. Один помер на следующий день, едва переступив родной порог. Еще двое скончались до сентября. Еще год спустя похоронили последнего фронтовика. В годы войны среди нищих баб оставался лишь полубезумный пастушок. Он был нарасхват. В облике и поведении жителей деревни и много лет спустя угадывались его любезные черты." (Владимир Надеин. Три грани Радзи-таланта. Грань вторая: малая интеллектуальная нужда. Ежедневный журнал. Москва. www.ej.ru. 08.09.2011)

Нобелевский лауреат физик Лев Ландау о Владимире Лениине: "То, что Ленин был первым фашистом, - это ясно"

Поделиться в социальных сетях