Книга 10. Соловецкие лагерь и тюрьма особого назначения (СЛОН/СТОН)

Глава 4. Атрибуты концлагеря: расстрел в Соловках 3-го Соловецкого этапа

Расстрел Третьего Соловецкого этапа в неизвестном месте Большого Соловецкого острова

"Тоталитаризм стремится не к деспотическому господству над людьми, а к установлению такой системы, при которой люди совсем не нужны"
( Анна Арендт )

Эта страница о несчастных Соловецких узниках, погибших при диком расстреле Третьего Соловецкого этапа (последнего расстрела) в неизвестном месте Большого Соловецкого острова.

 

 

 

Расстрел 3-го соловецкого этапа: место расстрела неизвестно

Третий Соловецкий этап — около 200 человек, не был вывезен с островов, так как наступила зима. Расстрел организовали на месте, в Соловках, 02.1938 года. Как и все, что связано с преступлениями коммунистов на Соловках, тщательно скрывалось и скрывается от народа. Точного места расстрела никто не знает. Уже несколько лет Анатолий Разумов, редактор российского "Мартиролога", ездит летом на Соловки. Собирает материалы для комментария "Скорбный путь соловецких этапов". Пытается найти захоронение убитых соловчан.

"...Мы пытаемся найти место расстрела последнего этапа, — говорит он. — Пока это не удалось. В этом году вели раскопки на Секирной горе. На этом месте находился штрафной изолятор, одно из самых мрачных мест на Соловках. Среди заключенных ходили страшные рассказы о пытках, издевательствах, тайных расстрелах в подвале. Настоятель Секиро-Вознесенского скита о. Матфей очень интересуется историей монастыря, он помогает нам, подсказывает места для поисков. Мы раскопали одно из таких мест — яму, заваленную большими валунами, — и нашли групповое захоронение заключенных. Они не были расстреляны — умерли от голода и холода. Их хоронили беспорядочно, без гробов. Теперь монахи установили на этом месте крест." (Наталья Одинцова. Родом с Соловков. АиФ Петербург, вып. 43 (636) от 26.10.2005)

Коротко о Соловках

"Каждую неделю ленинградские тюрьмы отправляют по два этапных эшелона в концлагеря. Но так как тюрьмы переполнены свыше всякой меры, ждать очередного этапа приходится довольно долго. Мы ждали больше месяца. Наконец, отправляют и нас. В полутемных коридорах тюрьмы снова выстраиваются длинные шеренги будущих лагерников, идет скрупулезный, бесконечный и в сущности никому не нужный обыск. Раздевают до нитки. Мы долго мерзнем на каменных плитах коридора. Потом нас усаживают на грузовики. На их бортах - конвойные красноармейцы с наганами в руках. Предупреждение: при малейшей попытке к бегству - пуля в спину без всяких разговоров." (Иван Солоневич. Россия в концлагере. Издательство П.Р. Ваулина. 1958. Washington, D.C.)

Поделиться в социальных сетях