СоловкиЭнциклопедия - крупнейший сайт о Соловках
Текущее время на Соловках:
:
 

Книга 10. ВОСПОМИНАНИЯ ЛЮДЕЙ О СЛОНе

Глава 3. Те, кто уцелел, рассказывают о Соловецком лагере, Соловецкой тюрьме и людях

"Нельзя забывать этого преступления. Не чувство мести оно должно вызвать в нас, но стремление к нравственному возрождению, духовный подъем в борьбе против возвращения пережитого ужаса."

Владимир Вернадский, академик

Воспоминания Карла Штайнера. Соловки времен СЛОНа.

Loading
 

Эвакуация с Соловецких островов

Карл Штайнер. "Воспоминания о Соловках и СЛОНе"

1. Кемь. Кемский пересыльный пункт.
2. В тюрьме на Соловецких островах. Кремль.
3. На острове Муксалма
4. Карцер в Соловецком кремле
5. Смерть Станко Драгича
6. Расстрел монахинь
7. Эвакуация с Соловецких островов

Штайнер Карл, революционер. Следы СЛОНа. Фото www.memorial.krsk.ru

Карл Штайнер родился 15 января 1902 года в Вене. Вступил в союз коммунистической молодежи (Вена, 1919). Арестовывался в Югославии и Франции. В Вене организовал подпольную типографию. По заданию югославской компартии приехал в Советский Союз для работы в Балканской секции Коминтерна (1932). Арестован 4 ноября 1936 года как немецкий шпион и приговорен к 8 годам тюремного заключения. Сослан в Соловки в 1937 году. В 1939 году соловецким этапом отбыл в Норильлаг. (По мат. красноярского общ. "Мемориал")

О Карле Штайнере

В три часа утра 3 августа 1939 года раздалась команда "Подъём!"

Осужденных вывели из камер и собрали в большом дворе. Начальник тюрьмы Корочков объявил: - Внимание, осужденные! Сейчас вы покинете остров и будете переведены в другое место. Обращаю ваше внимание на дисциплину по дороге к порту и во время перевозки. Все приказы охраны должны исполняться беспрекословно. Охрана получила приказ стрелять в каждого, кто попытается бежать. Понятно?

Мертвая тишина.

- В колонны по пять становись! Шагом марш!

Четыре тысячи восемьсот человек двинулись в сопровождении хорошо вооруженных солдат. Раздались шаги заключенных, глухие и нестройные. Залаяли энкаведешные собаки.

Некоторые заключенные пытались повернуть голову, чтобы бросить последний взгляд на остров, где прошло много трудных лет. Солдаты немедленно пресекали это угрозами.

В гавани мы сели, не нарушая рядов. Пришел офицер с толстой пачкой списков. Охранник, ставшийй рядом с ним, стал выкрикивать заключенных по именам. Вызванные отвечали на вопросы и переходили на несколько метров в сторону. Когда собрали группу из двухсот человек, их посадили в лодку и отправили по морю к большому грузовому судну. Погрузка продолжалась несколько часов. Напоследок привезли группу женщин с одного из Соловецких островов, было их человек семьсот. Океанский сухогруз, который обычно транспортировал древесину с далекого севера на Запад, был назван в честь советского маршала Буденного. Теперь он должен был везти другой груз.

Карл Штайнер и его книги

Рис.1. Карл Штайнер и его соловецкая книга "7000 дней в Сибири". Karlo Stajner "7000 dana u Sibiru"

Внутри корабль был разделен на шесть отсеков, связанных между собой деревянными лестницами. В этих очень низких отсеках размещались койки, к которым нужно было пробираться ползком. Там же в проходах были сделаны кабины для охраны. В соседнем помещении была кухня.

В середине верхней палубы стояла огромная башня, где находился охранник с пулеметом.

Я был в восьмой группе. Когда я ступил на палубу, то услышал, как кто-то кричит, что мне заняли место. Это были мои старые друзья. Я сел рядом с Рудольфом Ондрачеком и стал осматриваться. Корабль показался мне необычайно большим. Нам не хотелось прилечь, мы смотрели, как приходят новые группы. Пространство заполнялось человеческими телами, словно корабль проглотил огромную человеческую массу, а потом вдруг оказался слишком маленьким. Последние группы должны были ждать несколько часов, пока уплотнятся те, кто зашел раньше. Стоял гул, как в улье, люди пытались передвигаться, каждый искал знакомых или лучшее место.

Много прошло времени, пока утроба корабля успокоилась.

На другой день корабль поднял якорь.

Камо грядеши?

В неизвестность!

Карл Штайнер. Воспоминания о Соловках. На правах рукописи. Перевод Наталии Рымко. Комментарии Юрия Серова. Москва. 2013.

"Люди ХХ века" - соловецкие зэки в Норильске

Арис Анджелис (Aris Angelis) Aris Angelis (1946). Родился в Загребе, журналист. Более двадцати лет, с 1988 года по 2010, радиостанциии "Радио Загреба" и "Хорватское радио" транслировало серию передач Анджелиса под названием "Люди 20-го века" (People of the 20th Century). Около пятисот человек, среди которых были великие личности и обычные люди, стали участниками его восьмисот радиопередач. Собеседники Ариса - политики и шпионы, художники и ученые, спортсмены и актеры, дипломаты, бомжи, победители и проигравшие... В одной из передач Анджелиса о своей жизни после Соловков рассказывал бывший советский зэк Карл Штайнер. Он родился в Вене в Австро-Венгерской империи в 1902 г., умер 01.03.1992 года в Загребе. Внешне походил на загребского ремесленника, у которого в жизни не было особых потрясений. Но внешность обманчива - у Карла была бурная жизнь. В 30-х годах в Берлине участвовал в борьбе с нацистами Гитлера на стороне коммунистов. Двадцать лет жизни провел в лагерях Соловков и Сибири.

Савченко Елена, переводчик Елена Савченко (1975). Родилась и живет в Киеве, Украина. Эксперт по драгоценным металлам. Владеет рядом языков. Адаптированный перевод интервью бывшего заключенного Соловецкого лагеря особого назначения Карла Штайнера сделан 04.2014 г.

А. Анджелис: - Вы, когда прибыли в Норильск, как это выглядело?
К. Штайнер: - Там была пустыня. Только снег и лед. Ничего там не растет... ни трава, ничего. Абсолютно ничего. 40 метров мерзлой земли.
А. А.: - А там постоянно так холодно? Летом и зимой?
К. Ш.: - Там, как говорится, 300 дней зимы...
А. А.: - А остальное - лето. А какая температура зимой? До скольки опускается?
К. Ш.: - Минус 50 - 55. И мы работали.
А. А.: - Чем вы занимались?
К. Ш.: - Рудники там. Богатство. Большое богатство. Но, не для человека. Там не живут ни волки, ни медведи, ни даже мыши... Только люди, которых завезли туда.
А. А.: - И Вы вынуждены были там работать?
К. Ш.: - На рудниках.
А. А.: - А где вы жили?
К. Ш.: - В бараках, которые мы сами же и строили. Это были лагеря. Прежде всего, бараки для военных, охраны и для нас. Тем временем спали в палатках. Единственное счастье - там был уголь. Очень много. Антрацит. Могли взять сколько угодно.
А. А.: - А Вы могли там свободно передвигаться?
К. Ш.: - Нет. Мы были под охраной. Утром бригада собиралась в определенном месте. И потом военные охранники с собаками нас отводили на работу, которая длилась обычно 10 - 11 часов. И потом отводили нас в барак.
А. А.: - А в воскресенье?
К. Ш.: - Не было там никакого воскресенья.

Последний день лагеря на Большом Соловецком острове глазами других заключенных

"Очень интересны воспоминания Сибиряка! Он пишет более эмоционально, больше знает и приводит больше подробностей и фамилий, чем Штайнер, думаю, из-за того, что иностранцы в основном содержались отдельно, в изоляции, их не водили на работы. Придётся исправить в переводе фамилию Корчков на Корочков..." (Рымко Наталия. Из переписки. Россия. Москва, 02.02.2012)

Илларион Сергеевич Сибиряк

Как этапирование с Соловецких островов в Норильск описывает другой заключенный СЛОНа - Илларион Сибиряк. Он был в тот же день вывезен вместе с Карлом Штайнером.

Соловецкая трагедия История концлагеря Разное о СЛОНе Заключенные Соловков Палачи, ВЧК-НКВД... Черная Книга СЛОНа Соловецкие расстрелы Интернациональные Соловки Избранное о красном СЛОНе

Писатели - заключенные Соловецкого лагеря особого назначения.

О книге Штайнера

Рымко Наталия, врач

Рымко Наталия, переводчик:
- Карл Штайнер был женат на моей двоюродной бабушке Софье Ефимовне Моисеевой, которая ждала его 20 лет. Тётя Соня тоже уцелела. Мы с отцом были у них в гостях в Загребе (1977), книгу дяди Карла, "7000 дней в Сибири", я видела и держала в руках. Пишу к тому, что я не помню, чтобы она была написана на эсперанто. В 1977 году существовало 3 издания: на немецком, сербском и хорватском языках. Дядя Карл очень хотел, чтобы его книга когда-нибудь была бы издана в России, но при его жизни этого, к сожалению, не случилось. (Рымко Наталия. Из переписки. Россия. Москва, 14.12.2012)

- В книге Соловкам отведено не менее 25 страниц, и я не знаю, сколько времени займет у меня перевод, боюсь, что очень много. Но раз уж я буду под ним подписываться, надо, чтобы все было сделано максимально качественно.

Биографический очерк о заключенном Соловков Карле Штайнере

О СЛОНе на Соловках

Благодарим Наталию Рымко за присланные тексты, фотографии и любезное разрешение опубликовать этот материал.