Книга 10. Соловецкие лагерь и тюрьма особого назначения (СЛОН/СТОН)

Глава 4. Проститутки и бандитки в Соловецком лагере особого назначения

Проститутки и уголовные женщины в Соловецких лагерях

"Самое большое благо, выпавшее политическим, это то, что их женам и детям не приходится соприкасаться с уголовниками. Компания этих женщин ужасна. "
( Мальсагов Созерко.
Попов остров. 1926. )

"В настоящее время в Соловецких лагерях содержится около 600 женщин. В монастыре они расселены в "женском здании" — в Кремле. На Поповом острове им полностью отведен барак № 1 и часть других. Три четверти из них составляют жены, любовницы, родственницы и просто соучастницы уголовных преступников". (Мальсагов Созерко)

 

 

 

Плакат 20-х годов. Ночная панель.
Плакат времен массовой высылки проституток в Соловки. 1926 г. "Плакат "Ночная панель" подвергнут жестокой и справедливой критике, указано, что плакат вызывает представление, что проституция в СССР приобрела характер широкого и распространенного явления, что, конечно, неверно, особенно для настоящего этапа". (А.Блюм. Советская цензура в эпоху тотального террора 1929-1953. СПб.: Академич. Проект. 2000).

Проститутки и женщины-бандиты в Соловках

Официально женщин высылают на Соловки... за "постоянную проституцию". Через определенные промежутки времени в крупных городах европейской России против проституток предпринимаются рейды с тем, чтобы отправлять их в концлагеря... Характер и образ жизни этих женщин до такой степени дикий, что их описание любому, не знакомому с условиями Соловецкой тюрьмы, может показаться бредом сумасшедшего. К примеру, когда уголовницы направляются в баню, они заранее раздеваются в своих бараках и совершенно нагие прогуливаются по лагерю под раскаты смеха и одобрительные возгласы соловецкого персонала.

Отношение современных россиян к проституции. Опрос 2012 года, через 90 лет после Соловков

Уголовницы так же, как и мужчины, приобщаются к азартным карточным играм. Но в случае проигрыша они вряд ли могут расплатиться деньгами, приличной одеждой или продуктами. Ничего этого у них нет. В итоге каждый день можно оказаться свидетелем диких сцен. Женщины играют в карты с тем условием, что проигравшая обязана немедленно отправиться в мужской барак и отдаться подряд десяти мужчинам. Все это должно происходить в присутствии официальных свидетелей. Лагерная администрация никогда не вмешивается в это безобразие.

Можно представить себе то ощущение, которое уголовницы вызывают у образованных женщин из контрреволюционной категории. Самые отвратительные ругательства, вместе с которыми упоминаются имена Бога, Христа, Божьей Матери и всех святых, поголовное пьянство, неописуемые дебоши, воровство, антисанитария, сифилис—этого оказывается слишком много даже для человека с сильным характером. Послать честную женщину на Соловки—значит в несколько месяцев превратить ее в нечто похуже проститутки, в комок безгласной грязной плоти, в предмет меновой торговли в руках лагерного персонала.

Сестра гулящая, блядь настоящая,
Она катается на бегашах,
Она катается и перепихается,
А я бедный сижу на Соловках.

(Автор не известен. Блатная песня. Середина 20-х годов ХХ века.)

Чекистские наложницы в Соловецком лагере

Каждый чекист на Соловках имеет одновременно от трех до пяти наложниц. Торопов, которого в 1924 году назначили помощником Кемского коменданта по хозяйственной части, учредил в лагере официальный гарем, постоянно пополняемый по его вкусу и распоряжению. Красноармейцы, охраняющие лагерь, безнаказанно насилуют женщин. По лагерным правилам из контрреволюционеров и уголовниц ежедневно отбирают по 25 женщин для обслуживания красноармейцев 95-й дивизии, охраняющей Соловки. Солдаты настолько ленивы, что арестанткам приходится даже застилать их постели.

Поделиться в социальных сетях

3 уровня проституток у соловецких чекистов

Старосте Кемского лагеря Чистякову женщины не только готовят обед и чистят ботинки, но даже моют его. Для этого обычно отбираются наиболее молодые и привлекательные женщины. И чекисты обходятся с ними так, как им захочется. Все женщины на Соловках поделены на три категории. Первая — "рублевая", вторая — "полурублевая", третья — "пятнадцатикопеечная" (пятиалтынная). Если кто-либо из лагерной администрации просит "первоклассную" женщину, т.е. молодую контрреволюционерку из вновь прибывших в лагерь, он говорит охраннику: "Приведи мне "рублевую".

Отдел 1. Статья 54.

В женских корпусах состоят надзирательницы, несущие все обязанности надзирателей и пользующиеся всеми их правами.
("Положение о Соловецких лагерях особого назначения ОГПУ". 2.10.1924 г. Секретно.)

Честная женщина, отказавшаяся от "улучшенного" пайка, который чекисты назначают своим наложницам, очень скоро умирает от недоедания и туберкулеза. На Соловецком острове особенно часты такие случаи. Хлеба на всю зиму не хватает. Пока не начинается навигация и не будут привезены новые запасы продовольствия, и без того скудные пайки урезаются почти вполовину.

Чекисты и шпана заражают женщин сифилисом и другими венерическими заболеваниями. Как широко распространены на Соловках эти болезни, можно судить по следующему факту. До недавнего времени больные сифилисом располагались на Поповом острове в специальном бараке (№ 8). В связи с последующим ростом заболеваемости барак № 8 не мог уже вмещать всех пациентов. Еще до моего побега администрация "разрешила" данную проблему, разместив их в других бараках со здоровыми людьми. Естественно, это привело к быстрому увеличению числа зараженных.

Вместо театра...

Как-то осенью,.. прорвался надрывный вой собаки... Пес шестым своим чувством предугадал судьбу хозяина и завыл... Работники ИСЧ выводили из изолятора «заговорщиков» на расстрел в нижнем белье, связанными попарно: правая рука одного с левой рукой другого. Расстреливали на кладбище за кремлем в темноте, при фонариках, в затылок, работники ИСЧ и командир охранного полка Дегтярев... В такие обычные для Соловков часы расстрела в женбараке гасили свет и из окон второго этажа охотницы наблюдали «технику палачей». Потом, расстрелы перенесли в дезинфекционную камеру внутри кремля, в нескольких десятках метров от изолятора. Расстрелы оттуда были неслышны и невидимы...
(Михаил Розанов. Соловецкий концлагерь в монастыре. 1922 – 1939. Факты – Домыслы – «Параши». Обзор воспоминаний соловчан соловчанами. В 2 кн. и 8 ч. США: Изд. автора, 1979.)

Штрафной изолятор для проституток

"По строгому уставу Соловецкого монастыря женщины на остров не допускались. Они могли поклониться святыням лишь издали, с крохотного "Заячьего островка". От пристани до него — верста с небольшим, и весь кремль с крохотного "Заячьего островка". От пристани до него — верста с небольшим, и весь кремль с высящимися над ним куполами виден оттуда, как на ладони.

Традиция сохранилась. Новый хозяин острова отвел "Зайчики" под женский изолятор, куда попадали главным образом за грех против седьмой заповеди (Седьмая заповедь гласит: «Не прелюбодействуй» (Исход 20:14). Прим. Ред.) и куда в качестве представителя власти был допущен лишь один мужчина — семидесятилетний еврей, Бог весть какими путями попавший на службу в хозяйственную часть ЧК, проштрафившийся чем-то и угодивший в ссылку. Возраст и явная дряхлость ставили его, как жену Цезаря, вне подозрений.

Каторжницы, ни в чём не провинившиеся на Соловках, жили на самом острове, но вне кремля, в корпусе, обнесенном тремя рядами колючей проволоки, откуда их под усиленным конвоем водили на работы в прачечную, канатную мастерскую, на торфоразработки и на кирпичный завод. Прачечная и "веревочки" считались легкими работами, а "кирпичики" — формовка и переноска сырца — пугали. Чтобы избавиться от "кирпичиков", пускались в ход все средства, и немногие выдерживали 2-3 месяца этой действительно тяжелой, не женской работы.

Жизнь в женбараке была тяжелей, чем в кремле. Его обитательницы, глубоко различные по духовному укладу, культурному уровню, привычкам, потребностям, были смешаны и сбиты в одну кучу, без возможности выделиться в ней в обособленные однородные группы, как это происходило в кремле. Количество уголовных; здесь во много раз превышало число каэрок, и они господствовали безраздельно. Притонодержательницы, проститутки, торговки кокаином, контрабандистки... и среди них — аристократки, кавалерственные дамы, фрейлины.

Выход из барака строго контролировался; даже в театр женщины ходили под конвоем и сидели там обособленно, тоже под наблюдением.

Женщины значительно менее мужчины приспособлены к нормальному общежитию. Внутренняя жизнь женбарака была адом..." (Ширяев Борис. Неугасимая лампада. Послесл. Г. Русского. - Репр. воспр. изд. 1954 г. (Нью-Йорк). - М.: Столица, 1991. - 416 с.)

Сыпной тиф и эпидемии на Соловках
Беременные женщины в СЛОНе. Материнство в условиях лагеря. Бога больше нет, граждане женщины. Учеными доказано, что это поповская выдумка...
Пытки детьми и пытки детей Cамый жуткий до кошмара случай таких пыток стал известен в 1933 г.
Сотрудницы "органов" Женщины - чекистки, осведомительницы, стукачки и провокаторы
Медицинское обслуживание в Соловецком концлагере
Соловецкие женщины XIX и XXI веков
Финские женщины в Соловках: президент Финляндии не смогла попасть в Соловки, а жена председателя финской компартии покончила в Соловках жизнь самоубийством.
Женский барак смерти Во время утреннего обхода баронесса села на пол, потом легла. Начался бред...

Соловецкая цитата

"Я знал на Соловках двух женщин, которые добровольно отправились на Соловки вместе со своими мужьями и там героически выполняли принудительные работы. Еще не перевелись на Руси типы русской женщины, воспетые Некрасовым, Пушкиным, Тургеневым и Толстым." (Зайцев Иван Матвеевич. Четыре года в стране смерти. (Посмертное издание). Изд. Дальневосточного Отдела Российской Всенародной Партии Националистов (Росснационалистов). Г.Шанхай. Китай. 1936.)

Поделиться в социальных сетях