Павел Флоренский о Соловках
Описание архипелага
Строения и лабиринты
Флора на Соловецких островах
Письма Флоренского о фауне
Морская флора и фауна
Флоренский о птицах
Науки в концлагере нет
Иод Соловков и Иодпром СЛОНа
Кемь, Кемперлаг и Попов остров
Переписка заключенных
Посылки и переводы в СЛОН
Свидания зэков СЛОНа
Солтеатр
Нравы и "законы" СЛОНа
Питание зэков в СЛОНе
Музей красного СЛОНа
Работа в лагере
Описание экспедиций
Флоренский не любил Соловки
Душевное состояние заключенных
Впечатления. Мысли о разном

Справка: в лагере ведет к.-революционную деятельность восхваляя врага народа Троцкого...
Павел Флоренский на Соловках (1)
Павел Флоренский на Соловках (2)
Йод о.Павла и потомки-плагиаторы
Соловецкая трагедия История концлагеря Разное о СЛОНе Заключенные Соловков Палачи, ВЧК-НКВД... Черная Книга СЛОНа Соловецкие расстрелы Интернациональные Соловки Избранное о красном СЛОНе
Колонка редактора
В настоящей главе мы представляем Вашему вниманию краткие выдержки из писем Павла Александровича Флоренского. Находясь в Соловецком лагере о. Павел написал более 100 писем в основном адресованных матери, жене и детям, из которых 93 сохранились и опубликованы. Эти письма являются уникальным образцом эпистолярного жанра. Можно утверждать, что "Письма с Соловков" представляют собой единое произведение, что говорит об удивительной цельности личности П. Флоренского...      читать дальше...

"В советский период монастырь был обращен в лагерь строгого режима, где в невыносимых условиях содержались узники. Многие из них окончили там свои дни, в том числе и лучшие представители православного духовенства. На Соловках был расстрелян ученый-богослов отец Павел Флоренский. В Соловецком лагере отбывал срок заключения академик Д.С.Лихачев". (Асеф Джафарли. Особенность Соловецкой охоты. Журнал "Культура". Москва. 16.04.1998)

Павел Флоренский

Русский ученый и религиозный мыслитель в СЛОНе

Павел Флоренский на Соловецких островах. СЛОН, ГУЛАГ
1935.ХI.29. № 39
Святое озеро уже замерзло, пожалуй с неделю, а по местным приметам навигация прекращается после его замерзания в срок от 2 до 4 недель.

Осенние Соловки Павла Флоренского.

1935.VIII.21. № 28
У нас идут дожди, холодно, лето не бывало. Появилось много грибов и особенно много — поздних. Все предвещает близость зимы. Улетели чайки, 18-го. Листья морошки приобретают цвет бордо. Озера — серые, соловые, унылые. На печальных волнах качаются чайки, оставшиеся дежурными при молодых. По серым водам бегут белые гребни волн, т.к. порою ветрено, и разбиваются о каменную облицовку берегов. В здешней природе много красивого, как и в постройках, но красота особого рода — безнадежная, унылая и призрачная.

1935.VIII.23. Сегодня выглянуло солнце. Вчера была видна первая (чуть не за 1\2 года) звезда. Ночи темные, но небо почти всегда затянуто облачным покровом. Знаешь, иногда во сне видишь свет — жемчужный, без теней, призрачный. Я давно отметил себе, что во сне никогда не видишь яркого света (впрочем один раз видел!). Так вот и на Соловках — словно во сне и все кажется призрачным, как в царстве теней.

1935.IX.16. № 30
...здесь начались северные сияния, несмотря на сравнительно высокую температуру. Видел сияние уже 2 раза, 15-го и 16-го августа. Темный сегмент, хорошо очерченный, над ним фосфорическая зеленоватая дуга, ясно видимая, несмотря на яркую луну. Затем равномерно светящаяся дута начинает стягиваться узлами, местами свет собирается в комья и из них выбрасываются лучи, правда слабые (те, которые видел я, но говорят были и яркие). Проходит 2—3 минуты, все свечение расплывается, словно тает, и почему-то, мне непонятно, исчезает и темный сегмент, так что все небо становится слабо светящимся и серым. Потом начинается то же явление, весь цикл проходит вероятно в 10—15 минут. Свечение настолько сильно, что вполне ясно видимо, несмотря на полнолуние.

Через 70 лет после Флоренского. 2006.
Ранняя осень, туманы и дожди.

"Тут погода очень неустойчивая: то ветер, то дождь, то солнечно и тепло, сегодня даже был совсем летний (т.е. здешний летний) день; а то ночью мороз. Осень блистает удивительными красками: тона розовые, розово-сиреневые, заревые, желторозовые — таковы листья вороньего глаза, черники, голубики, березок — и множество красных и темно-фиолетовых ягод. Осень тут надвигается медленнее, чем в Москве, и потому краски особенно разнообразны и нежны. Вообще, по цветовым тонам — неба, воды, растительности — Соловки клад для художника: сплошной Гоген" - писал осенью 1936 года Павел Флоренский.

Через 70 лет почти в это же время Соловки были не менее прекрасны. Только цвета поубавилось - оченний ненастный день сделал их скорее левитановскими, нежели Соловками Гогена...

Восемь изумительных и грустных фотографий москвича Владимира Иванова, сделанные осенью 2006 года:

Знаменитая монашья дамба осенью часто скрыта в тумане. Фото В.Иванова, Соловки, 2006.

Знаменитая монашья дамба осенью часто скрыта в тумане.
Фото В.Иванова. Соловки, 2006.


Дорога промокла от тумана и дождей
Серое небо сливается с серым морем
Лесная подстилка стала багровой. Потемневшие мхи скоро будут покрыты снегом
Поклонный памятный крест на мысе Колгуев едва виден в тумане
Почти тундровая растительность острова Анзер
Топляки вынесло морем. Побережье в дождь.
Соловецкий лес еще держится, но дорога уже покрыта упавшей осенней листвой.

Павел Флоренский: соловецкое небо
следует писать золотом...

1936. V. 14.
После теплых дней внезапно настало похолодание. Погода осенняя. Холодные сев.- зап. шторма, сбивающие с ног. Руки зябнут в 5 мин., пока дойдешь до Кремля с баульчиком, содержащим хлеб, и с моей обычной палкой (хожу всюду с палкой вроде посоха). Этими штормами разбило лед на море и следовательно путь открыт. Вместо белой пелены на месте моря видны голубовато-серые, стальные поверхности воды. По Святому озеру бегут белые гребни.

(Флоренский Павел. Письма с Дальнего Востока и Соловков. М.: Мысль, 1998.)

1936. VII.4—5 № 66
...мне, при виде Соловецкого неба, постоянно вспоминается слово Викт. Васнецова — что небо невозможно передать голубой краской, а можно только золотом. Действительно, здешнее небо, насыщенное уже неразличимыми золотыми блестками, производит впечатление золотого несмотря на свою голубизну. Однако последнее время оно больше сумрачно и сыро. Начался период дождей и холодов. Говорят, уже с середины июля здесь могут быть первые заморозки — утренники.
1936.Х.12—13 № 76
Лето и осень здесь стояли на редкость (для Соловков) ясные и безштормовые. То и другое, конечно приятно само по себе, но нас весьма огорчало, т. к. штормами выбрасывает водоросли, наш исходный промышленный материал. За лето почти не было выбросов. Теперь же сразу настала зима — снег (впрочем тающий), холод и свирепые штормы. Водорослей выкидывает множество, но беда — в том, что при такой погоде собирать их затруднительно, а пережигать на иодоносную золу или сушить на комплексную переработку на воздухе невозможно, как равным образом трудно возить, морем ли, или сушей. Ветры здесь, как я уже кажется писал — обычное явление и притом сильные. Я называю Соловки Островом Ветров, припоминая, что по верованиям эллинов далеко на севере, за гипербореями, находилась Пещера Ветров, в которой Ветры живут и откуда вылетают, чтобы носиться по всему миру. Тут же ветры свистят, завывают, врываются сквозь малейшие щели в помещения. Сейчас пишу тебе под свист Борея, раздающийся со всех сторон.
1936.Х.23 № 77 Х.24.
Темнеет рано. Когда иду обедать, в 7-м часу, то небо бывает закатным. Удивительные краски: на зеленом и зеленоватоголубом небе облака пурпурные, сизые, фиолетовые, окаймленные желтым и тронутые зоревым розовым. Другие облака пылают розовыми тонами. Цвета яркие, но не крикливые, подобраны друг к другу словно нарочно. А море под облаками то черносинее, то серое или голубоватосерое, каждый раз нового тона.

1936.ХI.22 № 81
Настала настоящая соловецкая осень. То подморозит, то снова растает. Грязь. Порой холодный северный ветер. Неожиданно прояснится, и небо расцвечивается нежнейшими чудными тонами. Теперь ведь уже близко время, когда «одна заря сменить другую спешит», как и летом, но с другого конца. Сегодня, ок. 9 ч. утра шел по дороге к Кремлю. Небо было моего любимого, зеленоватого тона, прорывающегося чрез сети розовых облаков, розово-серых, сиреневых. В такие дни особенно тоскливо.

(Флоренский Павел. Письма с Дальнего Востока и Соловков. М.: Мысль, 1998.)

1936.ХI.26—27 № 82
Море начинает замерзать: покрылось шугою, она прибивается приливом и волнами к берегам, так что вода покрыта т. н. салом,—гущей из ледяных кристалликов. От них она густеет и напоминает застывающее свиное сало. Прибой характерно меняет. Волны уже не образуют гребней, не ломаются и не опрокидываются, а медлительно и нехотя находят на берег, оставляя на нем часть своей шуги. От этого вдоль береговой линии белеет вал, который сперва можно принять за снег, но бросается в глаза странность такого выпадения снега длинной узкой полосой, тогда как прочая поверхность еще гола. С этою шугою перемешаны и прибитые к берегу водоросли, сверху смерзшиеся в общую массу. Брать их стало трудно—надо сперва пробить ледяную кору. Кроме того на берегу пронизывает холодный ветер, а ноги проваливаются в водоросли, под которыми оказывается холодная вода. Местами на волнах, окруженные салом, лениво покачиваются блины. Так называются ледяные диски, совершенно круглые, по величине с хороший блин, образующиеся от смерзания шуги в общую массу. Раньше я блинов на море не видывал. Оказалось, что это название очень удачно—точно передает вид этих ледяных образований.

Solovki weather forecast Follow us on Facebook Solovki Passional
D