"Монастырь — крепость — весь какой-то облезлый, очень неприятный,
несмотря на свой исторический и археологический интерес.
Мне что-то и смотреть на него не хочется." (о. Павел Флоренский. Соловки. 1934.ХI.5, № 2.)

Павел Флоренский о Соловках
Описание архипелага
Строения и лабиринты
Флора на Соловецких островах
Письма Флоренского о фауне
Морская флора и фауна
Флоренский о птицах
Науки в концлагере нет
Иод Соловков и Иодпром СЛОНа
Кемь, Кемперлаг и Попов остров
Переписка заключенных
Посылки и переводы в СЛОН
Свидания зэков СЛОНа
Солтеатр
Нравы и "законы" СЛОНа
Питание зэков в СЛОНе
Музей красного СЛОНа
Работа в лагере
Описание экспедиций
Флоренский не любил Соловки
Душевное состояние заключенных
Впечатления. Мысли о разном

Справка: в лагере ведет к.-революционную деятельность восхваляя врага народа Троцкого...
Павел Флоренский на Соловках (1)
Павел Флоренский на Соловках (2)
Йод о.Павла и потомки-плагиаторы
Соловецкая трагедия История концлагеря Разное о СЛОНе Заключенные Соловков Палачи, ВЧК-НКВД... Черная Книга СЛОНа Соловецкие расстрелы Интернациональные Соловки Избранное о красном СЛОНе


•  Павел Флоренский о соловецком конвое: грабеж и голод
•  Павел Флоренский о "виндчиле" на Соловках

Павел Флоренский

1935.II.22. № 9
...место называется Филипповским скитом, т.е. называлось, а теперь зовется Биосадом. В XVI в. здесь жил Филипп Колычев, впоследствии митрополит Московский, которого удушил Малюта Скуратов. Находясь на Соловках Филипп проявил большую энергию и хозяйственность: соорудил систему каналов между безчисленными здешними озерами, механизировал разные предприятия — мельницы, возку, подъем тяжестей, вообще занимался строительной и инженерной деятельностью. Недалеко от лаборатории сохраняется избушка, в которой жил Филипп, и даже древняя уборная. Была здесь также и церковь, но она сгорела до тла.

Филипповский скит. Фото Никиты Балабанова. 2006.

Павел Флоренский: "...место называется Филипповским скитом, т.е. называлось, а теперь зовется Биосадом. " Фото Никиты Балабанова. 2006.

Об архитектуре и строениях на Соловках

1935.IX.16. № 30
...в книге Вернадского вычитал о древности карельских кристаллических пород и в особенности о побивших мировой рекорд по древности синепальских. Это хорошо сочетается с видом кремлевской стены и строений — из валунов, так что чудится что-то циклопическое, тем более, что башни и все постройки в нижней части расширяются, как комель у сосен и елей, луковицей. Валуны стен поросли желтым лишаем, словно выкрашены. Возят грузы здесь больше на быках, очень породистых, массивных и архаичных. Когда въезжает в проход Святых Ворот телега, запряженная быком, то представляются времена доисторические, какой-то архаический ритуал — так сростаются впечатления от величественного быка и тяжелых, несколько безформенных каменных кладок. Одни из быков здесь высокорогие, с длинными острыми рогами, а другие, и они особенно стильны, очень тяжеловесные, с короткими, толстыми и тупыми рогами; эти мне ближе, более египетские.
1935.ХI.1 — 4. № 35
...как-то недавно я осматривал старинную монашескую хлебопекарню. Она — под трапезной. Это — древнее здание, бывшее когда-то давно местом защиты в соловецкой крепости (в средние века это называлось «донжон»). Стены здания толщиною около 3 метров и даже внутренние перегородки по 1 1/2 метра. На подоконниках небольших окон (подоконники — в виде равнобоких трапеций, расширяются внутрь комнаты) можно поставить стол, стулья, кровать и пр. и жить, как в комнате. Потолки сводчатые. Три громадные печи, в которых можно выпечь 11/2 — 2 тонны хлеба, даже 3 тонны. Кочерги к печам длиною в 9 шагов (моих) и весом около 50 кг. Каждая коврига хлеба в 11 кг, а в каждую из печей можно сразу поставить несколько сотень таких ковриг. Все массивное, что не верится глазам.

Из особенностей здешних построек обращают внимание подъезды ко вторым этажам сараев, складов и прочих служебных строений. Это — длинные наклонные плоскости, по которым легко вносить или даже подвозить грузы. Такие подъезды — обычны на Севере, но я видел их впервые на Соловках; устройство очень удобное и сохранившееся от монахов. Когда разсматриваешь эти старинные постройки, то бросаются в глаза здешние бревна — закрученные в тугие, с малым ходом, спирали. Постоянные здешние ветры делают это обычное у деревьев приспособление (спиральную тенденцию, придающую стволу пружинность) чрезвычайно ярко выраженной.

1935.ХI.15. № 37
Собор-крепость. Архитектура его весьма своеобразна и я не могу понять, есть ли это продукт местного сильного и оригинального творчества, или же этот собор построен каким-нибудь западным выходцем. Стиль собора скорее всего можно охарактеризовать как романский на переходе к ранней готике. Собор — высокий, монументальный, простой по архитектуре и величественный. Когда находишься в Кремле, то неоткуда воспринять собор, как целое, и потому он не производит никакого впечатления. Издали же, с юго-западной стороны, он высится над циклопическими кремлевскими стенами, и отсюда оцениваешь его архитектурную значительность.
1937.II.5 № 90
Недавно был в первый раз в здешнем соборе, Преображенском. Это — колоссальное здание середины XVI в., очень массивное, издалека величественное, но ничуть не похожее на собор, а скорее на средневековый бург. По существу этот собор и есть крепость с 4 мя башнями по углам. Внутри все разрушается. Множество голубей приятно воркуют и неприятно гадят на пол. Красивая пятистолпная сень из золоченного дерева тонкой резьбы. В алтаре лежит старинная стенобитная машина и петровских времен своеобразный экипаж на огромных, выше меня ростом, колесах — для перевозки судов. Этот экипаж напоминает телегу, но не людскую, а великанскую. Холод в соборе несказанный, и я так промерз, что думал не сумею уйти оттуда. Правда, я не оделся соответственно.

Флоренский о соловецких лабиринтах

1935.III.3. № 10
Тут, на островах Соловецкого архипелага, существуют замечательные сооружения, называемые в археологии лабиринтами, а в народном языке «вавилонами». Это — выполненные из камней, преимущественно валунов, величиною с голову, иногда меньше, до кулака, узорные дорожки с запутанным ходом; в одних случаях промежутки между каменными лентами идут непосредственно к центру, в других же случаях — разветвляются и приводят к тупику. Попав в центр обыкновенно не сразу можно выбраться оттуда и после прохождения некоторого пути приходишь на старое место.

Соловецкий лабиринт. Фото Ивана Антипенкова. 2006.

Павел Флоренский: "Думают, что устройство лабиринтов связано с культом умерших
и назначено для воспрепятствования душе умершего, похороненного в центре,
выйти наружу, — первоначально по крайней мере..."
Фото Ивана Антипенкова. 2006.

Форма лабиринтов различная — круглая, эллиптическая, подковообразная. В середине лабиринта бывает сооружение из камней, напоминающее маленькую гробницу... Среди разных предположений кажется наиболее вероятно, что они относятся, по крайней мере в основном, к неолиту и ко временам примернo V — VI века до нашей эры; строили их, как думают, германцы, оттесненные кельтами, и затем лопари, заимствовавшие эти постройки от германцев. Думают, что устройство лабиринтов связано с культом умерших и назначено для воспрепятствования душе умершего, похороненного в центре, выйти наружу, — первоначально по крайней мере. Впрочем, эти предположения, хотя и более вероятные, — дело темное. Кромлехи, менгиры, кэрки и, наконец, древний Критский лабиринт — вероятно родственны между собою и с Лабиринтами Соловков и Мурмана, хотя различаются между собою размерами, начинающимися огромным дворцом-лабиринтом Кносса (на Крите) и кончая клумбами или постройками в несколько метров поперечником, а затем — узорами и вышивками на тканях. Мурманские лабиринты измеряются несколькими десятками метров. Соловецкие — меньше.
Solovki weather forecast Follow us on Facebook Solovki Passional