Книга 2. Проза Соловецкого архипелага
Глава 2. Писатели, публицисты и литераторы о Соловках в повестях, романах, рассказах, эссе...

Михаил Булгаков о Соловках и чекистах в романе "Мастер и Маргарита"

"У меня нет долгов... долг гражданина я выполнил в труднейших условиях: никого не предал, ничего не забыл, ничего не простил..."
( Варлам Шаламов )

Рассказывают, что в речи Ивана Бездомного сам Булгаков превратился в Канта, три месяца - в три года, а Днепрострой - в Соловки.

Михаил Булгаков о Соловках и чекистах
в романе "Мастер и Маргарита"

Мастер и Маргарита (Часть 1. Никогда не разговаривайте с незнакомцами)

- Но, позвольте вас спросить, - после тревожного раздумья спросил заграничный гость, - как же быть с доказательствами бытия божия, коих, как известно, существует ровно пять?
- Увы! - С сожалением ответил Берлиоз, - ни одно из этих доказательств ничего не стоит, и человечество давно сдало их в архив. Ведь согласитесь, что в области разума никакого доказательства существования бога быть не может.
- Браво! - Вскричал иностранец, - браво! Вы полностью повторили мысль беспокойного старика Иммануила по этому поводу. Но вот курьез: он начисто разрушил все пять доказательств, а затем, как бы в насмешку над самим собою, соорудил собственное шестое доказательство!
- Доказательство Канта, - тонко улыбнувшись, возразил образованный редактор, - также неубедительно. И недаром Шиллер говорил, что Кантовские рассуждения по этому вопросу могут удовлетворить только рабов, а Штраус просто смеялся над этим доказательством.
Берлиоз говорил, а сам в это время думал: "Но, все-таки, кто же он такой? И почему так хорошо говорит по-русски?"

- Взять бы этого Канта, да за такие доказательства года на три в Соловки! - Совершенно неожиданно бухнул Иван Николаевич.
- Иван! - Сконфузившись, шепнул Берлиоз.

Но предложение отправить канта в Соловки не только не поразило иностранца, но даже привело в восторг.

- Именно, именно, - закричал он, и левый зеленый глаз его, обращенный к Берлиозу, засверкал, - ему там самое место! Ведь говорил я ему тогда за завтраком: "Вы, профессор, воля ваша, что-то нескладное придумали! Оно, может, и умно, но больно непонятно. Над вами потешаться будут".
Берлиоз выпучил глаза. "За завтраком... Канту?.. Что это он плетет?" - Подумал он.
- Но, - продолжал иноземец, не смущаясь изумлением Берлиоза и обращаясь к поэту, - отправить его в Соловки невозможно по той причине, что он уже с лишком сто лет пребывает в местах значительно более отдаленных, чем Соловки, и извлечь его оттуда никоим образом нельзя, уверяю вас!

- А жаль! - Отозвался задира-поэт.

• Сцена из кинофильма Владимира Бортко "Мастер и Маргарита", в которой дьявол одобряет высылку в Соловецкий концлагерь Иммануила Канта

О Соловках на английском языке

They ought to take this Kant and give him a three-year stretch in Solovki for such proofs!

"But, allow me to ask you," the foreign visitor spoke after some anxious reflection, "what, then, about the proofs of God"s existence, of which, as is known, there are exactly five?"

"Alas!" Berlioz said with regret. "Not one of these proofs is worth anything, and mankind shelved them long ago. You must agree that in the realm of reason there can be no proof of God"s existence."

"Bravo!" cried the foreigner. "Bravo! You have perfectly repeated restless old Immanuel"s thought in this regard. But here"s the hitch: he roundly demolished all five proofs, and then, as if mocking himself, constructed a sixth of his own."

"Kant"s proof," the learned editor objected with a subtle smile, "is equally unconvincing. Not for nothing did Schiller say that the Kantian reasoning on this question can satisfy only slaves and Strauss simply laughed at this proof." Berlioz spoke, thinking all the while: "But, anyhow, who is he? And why does he speak Russian so well?"

"They ought to take this Kant and give him a three-year stretch in Solovki for such proofs!" Ivan Nikolaevich plumped quite unexpectedly.

"Ivan!" Berlioz whispered, embarrassed.

But the suggestion of sending Kant to Solovki not only did not shock the foreigner, but even sent him into raptures.

"Precisely, precisely," he cried, and his green left eye, turned to Berlioz, flashed. "Just the place for him! Didn"t I tell him that time at breakfast?

"As you will, Professor, but what you"ve thought up doesn"t hang together. It"s clever, maybe, but mighty unclear. You"ll be laughed at.""

Berlioz goggled his eyes. "At breakfast... to Kant? ... What is this drivel?" he thought.

"But," the outlander went on, unembarrassed by Berlioz"s amazement and addressing the poet, "sending him to Solovki is unfeasible, for the simple reason that he has been abiding for over a hundred years now in places considerably more remote than Solovki, and to extract him from there is in no way possible, I assure you."

"Too bad!" the feisty poet responded.

Отец Маргариты погиб в Соловках

Маргарита Смирнова У Михаила Булгакова была незавершенный роман с Маргаритой Смирновой (её воспоминания опубликовал журнал "Наше наследие", 1992, №25). Маргарита Смирнова прекратила отношения с писателем по ряду весьма веских причин, одна из которых напрямую связана с соловецкой трагедией ХХ века."Так в чем же была причина отказа Маргариты от продолжения отношений с человеком, столь близким ей по духу? Ведь их связывали и общие знакомые... Возможно, Маргарита Петровна что-то скрывала, чего-то не договаривала...

Муж Маргариты Петровны был высокий номенклатурный работник НКПС. Роман его жены с Булгаковым мог угрожать ему самыми роковыми последствиями. А уж судьба детей, что было для Маргариты Петровны главным, была бы вообще непредсказуема. Но и самого мужа (к слову сказать, глубоко порядочного, доброго человека) Маргарита Петровна боялась до полусмерти. Что ж, такова цена мезальянса.

Девушка из семьи потомственных священников выходит замуж за выходца из крестьян. Заслуги его перед партией были велики. Он устанавливал советскую власть в Волоколамском районе. В Краеведческом музее г. Волоколамска до недавнего времени можно было найти многочисленные материалы об Алексее Смирнове. Тяжелое положение Маргариты Петровны усугублялось еще и тем, что отец ее - священник - был сослан на Соловки, где трагически погиб. О каком продолжении отношений с Булгаковым могла идти речь?" (Марина Слетова, Никита Владимирский. Батум-Батум (Другая Маргарита). Ч.2. "Независимая Газета Ex libris", № 46, 18.12.2003)

Поделиться в социальных сетях

"Монашеские" оргии в коммуне Бокия

О том, как дача Глеба Бокия - одного из организаторов ГУЛАГа, стала прообразом великого бала у сатаны, рассказала Епифанова Светлана (Северодвинск) в статье "К 60-летию со дня смерти Михаила Афанасьевича Булгакова. Малоизвестные источники "Мастера и Маргариты".

Когда бывшие соратники расстреляли Глеба Бокия, некто Н.В.Клименков (работал начальником 2-го отделения спецотдела НКВД под руководством Бокия) на допросе 29.09.1938 г. рассказал, что с 1921 года существовала созданная Бокием так называемая "Дачная коммуна", причем ее существование тщательно скрывалось от сотрудников отдела, и знали об этом только приближенные Бокия.

"При первом моем посещении "Дачной коммуны" мне объявили ее порядки, что накануне каждого выходного дня каждый член "коммуны" выезжает на дачу и, приехав туда, обязан выполнять все установленные "батькой Бокием" правила. "Правила" эти сводились к следующему: участники, прибыв под выходной день на дачу, пьянствовали весь выходной день и ночь под следующий рабочий день. Эти пьяные оргии очень часто сопровождались драками, переходящими в общую свалку. Причинами этих драк, как правило, было то, что мужья замечали разврат своих жен с присутствующими здесь же мужчинами, выполняющими "правила батьки Бокия". На даче все время топилась баня. По указанию Бокия после изрядной выпивки партиями направлялись в баню, где открыто занимались групповым половым развратом.

Пьянки, как правило, сопровождались доходящими до дикости хулиганством и издевательством друг над другом: пьяным намазывали половые органы краской, горчицей. Спящих же в пьяном виде часто "хоронили" живыми, однажды решили похоронить, кажется, Филиппова и чуть его не засыпали в яме живого. Все это делалось при поповском облачении, которое специально для "дачи" было привезено из Соловков. Обычно двое-трое наряжались в это поповское платье, и начиналось "пьяное богослужение. Пили ворованный из химической лаборатории спирт, выписываемым якобы для технических надобностей.

На дачу съезжались участники "коммуны" с женами, приглашались посторонние женщины-проститутки. Женщин спаивали допьяна, раздевали их и использовали по очереди, предоставляя преимущество Бокию, к которому помещали этих женщин несколько. Подобный разврат приводил к тому, что на "Дачной коммуне" было несколько самоубийств: Евстафвев (нач. тех. отделения) бросился под поезд. Погиб Майоров, с женой которого сожительствовал Бокий. Застрелился пом. нач. 5-го отделения Баринов...

Показания Клименкова подтвердил член "коммуны" "доктор" Гоппиус: "Каждый член коммуны обязан за "трапезой" обязательно выпить первые пять стопок водки. Обязательным было также посещение общей бани мужчинами и женщинами. В этом принимали участие все члены коммуны, в том числе и две дочери Бокия. Обязательным было пребывание мужчин и женщин на территории дачи в голом виде..."

О сексуальной патологии Глеба Бокия, основателя и шефа Соловков, пишут Валерий Шамбаров (Государство и революции. — М.: Алгоритм, 2001. 592 с.) и Иоффе Г. (Белое дело. М, Наука, 1989). Как открылось на следствии в 30-х, Глеб Бокий в 1921–25 гг. организовал в Кучино "дачную коммуну" под своим руководством. Сюда его приближенные должны были приезжать на выходные вместе с женами, на содержание "коммуны" они вносили 10 % месячного заработка. Лица обоего пола обязаны были ходить там голыми, пьянствовать, вместе ходить в баню и устраивать групповые оргии. Над упившимися потешались, "хороня" заживо или имитируя казни. Во всех этих действах участвовали несовершеннолетние дочери Бокия.

Атмосфера чекистской "коммуны" очень напоминает атмосферу Великого бала у сатаны, пишет Светлана Епифанова, особенно своей пародией на богослужение и христианские похороны с использованием одежд разогнанных и убитых соловецких монахов.

К середине 20-х годов дачные оргии Бокия перестали быть тайной для окружающих - в Кучино жили многие представители литературно-театрального мира. От них Михаил Булгаков и узнал о нравах "коммуны". Законы Великого бала у сатаны явно совпадают с законами "коммуны" Бокия. Спиртом Воланд угощает Маргариту. Устраивают на Великом балу своего рода похороны и мысль о самоубийстве посещает Маргариту там же. Гости Воланда пьяны, а женщины голы, как и на даче у Бокия. И Бегемот мажет горчицей совсем не подходящее - устрицу. Чекисты явно отождествлялись Булгаковым с нечистой силой: "...оргии Бокия и его подчиненных превзошли то, что происходило на рожденном писательской фантазией Великом балу у сатаны" - заканчивает Светлана.

Воланд в Кремле или булгаковский взгляд на современную власть

"Что нашел бы Воланд, придя в Кремль, это современное Варьете? Степу Лиходеева с раскалывающейся от похмелья головой. Куда его? "В Ялту". Его заместитель по политической части товарищ Варенуха? Ну что ж, превратить в вампира, пусть еще послужит. Финдиректора — запугать до смерти и на Соловки, пусть составит компанию Канту. Младшие чины — заставить петь "Славное море, священный Байкал". И в санаторий всех, в санаторий.

Вот такой вот неожиданный образ правителя, Темный лик, рисует нам товарищ Булгаков. Его появление завершает эпоху Путина. Общество требует правителя нового типа. Да, не такого мы ждали..." (Иван Понырев. Воланд в Кремле. «Агентство Политических Новостей», Москва, 12.21.2005.)

Поделиться в социальных сетях

в заброшенных комнатах острова Муксалма
Немного мистики в заброшенных комнатах острова Муксалма.
Личное дело каждого

Булгаков
Михаил Афанасьевич
(1891-1940)

Писатель. Роман "Белая гвардия", пьесы "Дни Турбиных" и "Бег" о трагических событиях Гражданской войны и гибели "белого движения". Произведения писателя при жизни не публиковались. Повесть и рассказы: "Роковые яйца", "Дьяволиада" (обе книги 1925), "Собачье сердце" (1925, опубликована в 1987); "Театральный роман" (незаконченный, 1936-37, опубликован в 1965), роман "Мастер и Маргарита" (1929-40, опубликован в 1966-67). Автор запрещенных пьес. В 1925 году написал пьесу, которая в 1926 году пошла в Московском Художественном театре под названием "Дни Турбиных" и была запрещена после 289-го представления. Пьеса "Зойкина квартира" шла в театре имени Вахтангова и была запрещена после 200-го представления. Следующая - "Багровый остров" шла в Камерном театре и была запрещена приблизительно после 50-го представления. Пьеса "Бег" была запрещена после первых репетиций в Московском Художественном театре. "Кабала Святош" была запрещена сразу и до репетиций не дошла.

Невероятная сказка-быль о том, как Михаил Булгаков ожидал ссылки в Соловки, а попал на встречу со Сталиным, рассказанная Фатехом Вергасовым.

Я всегда пишу по чистой совести, и так, как вижу...

Всеволод Сахаров пишет, что Булгакова вызвали 26.09.1926 г. на допрос к следователю С.Гендину. Сохранились его письменные ответы. Вот один из них: на вопрос о "политической подкладке" повести "Собачье сердце" автор ответил: "Да, политические моменты есть оппозиционные к существующему строю". И в конце "беседы" воскликнул: "Я всегда пишу по чистой совести и так, как вижу!" Но после чистосердечного признания писатель был отпущен, хотя и числился в списках подлежавших высылке "сменовеховцев".

У этой странной истории есть и странный конец. В 1935 г. один из сотрудников газеты "Правда", некто Лежнев, пришел уговаривать Булгакова ехать путешествовать по СССР. Видимо, имелся в виду все тот же Беломорско-Балтийский канал, Соловки или другие "острова" Гулага. "Начал разговор с того, что литературы у нас нет". Хорошенькое начало при живом М.Горьком...

О поездке Горького, от которой отказался щепитильный Булгаков, читайте на странице "Максим Горький в Соловках".

Пошел ли Мастер на сговор с советской властью чтобы избежать Соловков?

Барков Альфред в книге "Роман Михаила Булгакова "Мастер и Маргарита": альтернативное прочтение" (1994 г.) пишет: "Следует более внимательно вчитаться в обстоятельства, при которых Мастер попал в лечебницу. Вот ведь в чем вопрос — раз его забрали туда, откуда был только один путь — на Соловки, то как ему удалось оказаться в своем дворике, на свободе через три месяца после ареста? Вряд ли платой за это явился только его отказ от права на свободу творчества... Своя связка ключей от палат, появление в лучах полной луны, уход в полночь ... К тому же, его беседа с Бездомным довершила результат "лечения" Стравинского, окончательно превратив поэта в Иванушку. Все это может говорить только об одном: Мастер вступил на путь сотрудничества с Системой, направил свой талант на оболванивание талантливых поэтов и на "перестройку" их в "Иванушек".

Слова "Бог есть" требовали немедленной отправки сказавшего их в Соловки...

В дипломной работе, защищенной в Калужской духовной семинарии (2000), священник Андрей Дерягин поделился своим опытом прочтения романа М.Булгакова "Мастер и Маргарита":

"Вопрос "есть ли Бог?" в Стране Советов носил политический характер. Ответ "Бог есть" требовал немедленной отправки вышеупомянутого Бога "на Соловки годика на три", что осуществить было бы проблематично. Неизбежно избирался второй вариант: "Бога нет". Еще раз стоит упомянуть, что этот ответ носил характер чисто политический, истина никого не волновала."

Атеизм - пародия на религию. Это вера в то, что Бога нет. Атеисты ни о какой вере слышать не хотят и уверяют, что свое утверждение основывают на строго научных фактах. Но таких "строго научных фактов" в области богопознания не существует и не может существовать... Ни одного факта о небытии Бога равно как и о бытии не существует. Утверждать, что чего-либо нет по законам логики намного сложнее, чем утверждать, что это есть.

Абсурдность атеизма и демонстрирует Булгаков советскому гражданину, который не желает замечать катающегося на трамвае и платящего за проезд Бегемота, равно как и Коровьева, Азазелло. Начинают замечать все эти вопиющие вещи только те люди, которые готовы принять в расчет потусторонний фактор, которые соглашаются с тем, что события нашей жизни происходят не по воле слепого случая, но при участии личностей из "потустороннего" мира.

М.Булгаков как бы вводит читателя в такой мир, где духовное измерение так же реально, как длина, ширина или высота.

Протестантский Кенигсбергский университет, основанный в 1544 году в Германии стал тем самым университетом, где профессорствовал Иммануил Кант. Канта на Соловки отправить не удалось, но мы преуспели в другом - урвали часть архива философа, захватив Кенигсберг, переименовав его в Калининград и разогнали университет.

"Марберг в Москве" Дмитрий Шушарин. "Независимая газета" Москва. 12.02.1992.

Список писателей, прозаиков, литераторов и журналистов, писавших о Соловках и событиях вокруг них...

Абаринова-Кожухова Елизавета | Абрамов Федор | Аверинцев Сергей | Авторханов Абдурахман | Агарков Александр | Аграновский Григорий | Адамова-Слиозберг Ольга | Аксёнов Василий | Акунин Борис | Алданов Марк | Александровский Вадим | Амальрик Андрей | Андреев Леонид | Аннинский Лев | Асс Павел (Афонин) | Астафьв Виктор | Баратынский Евгений | Барков Альфред | Барский Лев | Бегбедер Фредерик | Белов Василий | Бердяев Николай | Бестужев (Марлинский) Александр | Бестужев-Рюмин Константин | Битов Андрей | Богданов Евгений | Бродский Юрий | Буковский Владимир | Булгаков Михаил | Бушков Александр | Быков Дмитрий | Вайль Петр | Варламов Алексей | Васильев Борис | Вересаев Викентий | Вильк Мариуш | Владимов Георгий | Войнович Владимир | Волина Маргарита | Волков Олег | Волкогонов Дмитрий | Гейзер Матвей | Гиппиус Анна | Голованов Ярослав | Голосовский Сергей | Горбунов-Посадов Иван | Грайфер Элла | Гранин Даниил | Гретковская Мануэла | Гроссман Василий | Гумилев Лев | Даль Владимир | Доценко Виктор | Ерофеев Венедикт | Ерофеев Виктор | Замятин Евгений | Залыгин Сергей | Зверев Юрий | Злобин Степан | Кабаков Александр | Каверин Вениамин | Казаков Юрий | Карабчиевский Юрий | Карамзин Николай | Кобринский Александр | Кожинов Вадим | Конецкий Виктор | Костевич Леон | Крылов Александр | Куняев Станислав | Лазарчук Андрей | Леонов Леонид | Леонтьев Борис | Лесков Николай | Лимонов Эдуард | Липкин Семен | Манн Пауль Томас (Paul Mann) | Мельгунов Сергей | Михайлов Михайло | Мордовцев Даниил Лукич | Набоков Владимир | Нагибин Юрий | Невзлин Леонид | Немирович-Данченко Василий | Панова Вера | Пелевин Виктор | Погодин Николай | Попов Виктор | Прилепин Захар | Пришвин Михаил | Пряхин Михаил | Пушкин Александр | Радзинский Эдвард | Разгон Лев | Ролен Оливье | Семенов Александр | Сергеев-Ценский Сергей | Серж Виктор | Симонов Константин | Смоленский Вадим | Снитковский Виктор | Солоухин Владимир | Сорокин Владимир | Стрижев Александр | Стругацкий Борис | Суворов Виктор (Резун) | Суворов Дмитрий | Толстой Лев | Тэффи Надежда | Улицкая Людмила | Успенский Эдуард | Федоровский Евгений | Фельштинский Ю | Ходорковский Михаил | Хольм ван Зайчик | Чарская Л | Челищев Пётр | Шаламов Варлам | Шафаревич Игорь | Шевченко Сергей | Шендерович Виктор | Шолохов Михаил | Штепа Вадим | Штерн Борис | Шукшин Василий | Щекочихин Юрий | Эйдельман Натан | Янев Никита

Писатели, отбывавшие заключение в Соловецком концлагере

"Уголовный вор" Варлам Шаламов слишком хорошо знал преступный мир...
Максим Горький: "Мне кажется – вывод ясен: необходимы такие лагеря, как Соловки"

Антология соловецкой поэзии

Айхенвальд ЮрийАксакова-Сиверс ТатьянаАлексеев ВалерийАндерсен ЛарисаАндроников ЯссеАркавин СергейАркавина ВераАсиновский Олег • Атаманюк Василий • Афраймович ОльгаАхматова АннаБайтов НиколайБаша ВиолеттаБейн Иосиф • Блаженный Иоанн • Блок АлександрБондаренко СтаниславБоровой КонстантинБородаевский ВалерианБродский Иосиф • Брусилова Варвара • Бунин ИванБушин ВладимирВайскопф ЯковВалентинов АндрейВасильев ВикторВведенский Александр • Венцимеров Семен • Вергелис АронВетрова СветланаВихорев ВалентинВишневецкий Игорь • Власов Сергей • Володимирова Лариса • Волошин Максимилиан • Воронская ГалинаВторова ОльгаГалич АлександрГанин АлексейГамзатов РасулГиппиус ЗинаидаГлазков НиколайГолов АндрейГородницкий АлександрДворжецкий ВацлавДворцов ВасилийДжигурда НикитаДивинский Геннадий • Добролюбов Александр • Дубинчик АркадийДуховные стихиЕвреинов БорисЕвтушенко ЕвгенийЕмельянов БорисЕсенин Сергей • Жаров Александр • Жиганец Фима • Жигулин АнатолийЖумабаев Магжан • Замогильнов Александр • Земсков Андрей • Иванов Георгий • Иващенко Алексей • Игнатова Елена • Йохан Митрич • Казарновский ЮрийКарпов Пимен • Кедрин Дмитрий • Кейсер Сол • Кекова Светлана • Кемецкий ВладимирКим ЮлийКимельфельд Дмитрий • Клыга Светлана • Клюев НиколайКобринский Александр • Коваль Григорий • Копылов Герцен • Коржавин Наум • Коржов Дмитрий • Кублановский Юрий • Кузьмин Михаил • Кузьмина-Караваева Елизавета • Куняев Станислав • Куприн Владимир • Куранов Юрий (?) • Кюнерт МаксЛанцберг Владимир • Лейтин Борис • Леонович Владимир • Липкин Геннадий • Липкин Семен • Литвак СветаЛитвин НиколайЛозина-Лозинский Вл.Ломоносов МихаилЛо Ре МаринаМакаревич Андрей • Мандель Ефим • Мартынов Леонид • Матвеевский Анатолий • Матонина Юлия • Месяц ВадимМинаков СтаниславМогильянская Ладя • Муравьева Ольга • Невский Сергей • Неизвестный поэтНекрасов НиколайНовиков Александр • Новодворская Валерия • Ойслендер АлександрОлейник Борис • Панкратов А. • Панов Николай • Панюшкин С • Парнок СофияПлужник Евген • Погорелый Сергей • Поліщук Валер'ян • Попова Тамара • Потупа Александр • Прокошин ВалерийПушкин Александр • Раков Борис • Ратыня Александр • Решетов Алексей • Ривель Кирилл • Родин Игорь • Родионов Ярослав • Романова Анастасия • Росков Александр • Русаков Георгий • Рыльский Максим • Рябоконь Дмитрий • Саволайнен (Савин) Иван • Саратов Александр • Свешников-Кемецкий Владимир • Сергеева Дана • Синакевич Ольга • Ситько Глеб • Случевский Константин • Смирнов Владимир • Снегов Сергей • Созонов Владимир • Соколов Сергей • Сопина Татьяна • Станкович Андрей • Строчков Владимир • Струве Михаил • Струкова М. • Сутулов-Катеринич Сергей • Стус Василь • Сухарев Дмитрий • Сухов ФедорТвардовский Александр • Тененбаум Дэя • Тепленин Тимур • Тверская Елена • Тепленин Тимур • Тепляков Владимир • Толстой Алексей Конст. • Тюрк Гюнтер • Флеров Николай • Филипович ПавлоФроловский МихаилХармс Даниил • Хлебников ВелимирЦимбалюк Євген • Чабаев Виталий • Чернов Андрей • Чёрный Дмитрий • Чирков Юрий • Чичибабин Борис • Чухонцев Олег • Шаргородский Александр • Шилин Владимир • Ширяев Борис • Шкловер Марк • Шкурупій Гео • Штылвелд Веле • Щербакова Анна • Языкова ВераЯнев НикитаЯненко СтаниславЯрославский Александр • Ярыгин Юрий • Яськов АлексейЯфа (Ветрова) ОльгаЯшин Александр

Соловецкая чайка всегда голодна: лагерные стихи и поэты-зэки

Неизвестный заключенный-поэтАйхенвальд Ю.Аксакова-Сиверс Т.Алексеев В.Андроников Я.Васильев В.Второва_Яфа О.Евреинов Б.Емельянов Б.Жигулин А.Жумабаев М.Зеров М.Казарновский Ю.Карпов П.Кемецкий В.Лозина-Лозинский В.Плужник Е.Русаков Г.Фроловский М.Шкурупій Г.Языкова В.Ярославский А.

Судьба поэта Гюнтера Тюрка и его семьи


  • Булгаковская кошка и её обитель

    Белозерская Любовь Белозерская Любовь — корректор, редактор и вторая жена писателя Михаила Булгакова, вспоминала: "Устроились мы уютно. На окнах повесили старинные шерстяные, так называемые „турецкие" шали. Конечно, в столовой, она же гостиная, стоит ненавистный гардероб. Он настолько же некрасив, насколько полезен, но девать его некуда. Кроме непосредственной пользы нам, им пользуется кошка Мука: когда ей оставляют одного котенка, мы ставим на гардероб решето и кошка одним махом взлетает к своему детищу. Это ее жилище называется "Соловки". Кошку Муку Михаил Афанасьевич на руки никогда не брал — был слишком брезглив, но на свой письменный стол допускал, подкладывая под нее бумажку. Исключение делал перед родами: кошка приходила к нему, и он ее массировал." (Белозерская-Булгакова Любовь. О, мед воспоминаний. 1968 г. — осень 1969 г. Изд-во "Ардис". Москва. 1979. )