Соловецкая трагедия История концлагеря Разное о СЛОНе Заключенные Соловков Палачи, ВЧК-НКВД... Черная Книга СЛОНа Соловецкие расстрелы Интернациональные Соловки Избранное о красном СЛОНе
Соловки и остальной Мир
Писатели - заключенные Соловецкого лагеря особого назначения.
Личное дело
Арпад Сабадож - соловецкий узник. СЛОН, SLON Арпад Сабадош
1887 - 1966

Социал-демократ (позже коммунист) принимал активное участие в революции 1918-1919 гг. в Венгрии. Во время Первой Мировой войны воевал на русском и итальянском фронтах, был ранен, награждён за храбрость. В 1918 г. за антивоенную пропаганду был помещён в психушку. Во время революции командовал фронтом. После поражения революции приговорён к 13 годам заключения. Обменен на венгерских военнопленных и приехал в СССР (1922). Занимался организацией в ГПУ дешифрирования радиоперехвата. После ареста и расстрела жены, без следствия и суда отправлен в Соловки (1925), где отбыл 5 лет. Потом жил в Петрозаводске и Москве. Из примерно 400 венгерских эмигрантов был в числе 40 оставшихся в живых после бойни, устроенной Иосифом Сталиным. Вернулся в Венгрию (1947), умер в Будапеште (1966).

• Обычно, отправляя узников в Соловки, коммунисты изображали видимость "судебного правосудия". Большинство соловецких заключенных на пресловутых "судах" получали сроки по статье 58 УК СССР.

Коротко о Соловках
"...его жену, Фрици Гардош, последовавшую за ним в СССР, и с которой он через год развёлся, в 1925 г. расстреляли за связь с австрийским журналистом. А Арпада, без допроса, без предъявления обвинения и без суда, одновременно отправили в лагерь в Соловки, где он отсидел 5 лет. Интересно сравнить его описание венгерских тюрем и Соловецкого лагеря. После отсидки ему было запрещено жить в пяти главных городах Союза. Он поселился в Петрозаводске и стал работать в тресте Кареллес, где познакомился с Ниной Литинской, ставшей его женой и моей матерью. "Несколько раз я видела печального венгерца, одиноко стоявшего у стенки во время трестовских вечеринок. Так мы и познакомились," - рассказывала мне моя мамочка. Огромное спасибо Партии, Правительству и Отцу Всех Народов Великому Сталину, что Арпада сослали в Соловки, а не поставили к стенке. А то бы и меня бы не было на этом свете." (Вадим Литинский. Мемуары моего отца. Littleton, USA. 14.03.2006)

Венгры в Соловецком концентрационном лагере

Начало | Продолжение | Окончание
Арпад Сабадош - венгерский революционер, коммунист

Арпад Сабадош - венгерский революционер, коммунист в Соловках выжил

Из камеры нас привели в большое помещение, и когда нас собралось человек 100-150, нас вывели в коридор. За плечами у меня был рюкзак, который был со мной еще со времени службы в австро-венгерской армии, а в руках армейский офицерский чемодан, который сопровождал меня всю мою жизнь и теперь находится у меня. Этот фибровый чемодан в время войны стоил для офицера 5 крон. Меня мучили жар и боль в горле. У меня была шуба с меховым воротником, подбитая мехом хорька, потому что в марте, когда меня арестовали, в Москве еще стояли холода. Я оперся о подоконник и ждал, что будет. Собравшиеся в коридоре в основном были уголовники в лохмотьях, на некоторых был только один ботинок или не было шляпы или шапки, а кое-кто и вовсе был босиком. Позже, уже на Соловках, я узнал, что урки в тюрьме постоянно играют в карты или в кости, и поскольку другого у них нет, играют на свою одежду. Проигравший должен сразу же платить, а если он не отдает проигранное, то его могут даже убить. Между прочим, я еще в шопронской тюрьме узнал, что тот, кто всю жизнь живет воровством, в тюрьме, когда у него что-то украдут, просто из себя выходит от нанесенного ему оскорбления.

Дорога на Соловки

Поразительна его память - он описывает судьбы сотен людей, называя их имена. Расстреляли, расстреляли, расстрелян... Очень интересны его описания войны на итальянском фронте, пребывания в психушке, венгерской революции и последовавшей тюрьмы, приезда в Москву, Соловецкого лагеря, предвоенной жизни в России, московской паники и бегства руководства из столицы 16 октября 41 года...

Вадим Литинский. Из переписки. Торонто-Литтлтон, США. 2006.

Когда я стоял согнувшись, ко мне подошел человек в пенсне, одетый в плащ и кожаную шапку, который представился и сказал:

- Разрешите представиться, меня зовут Скиф-Самохвалов. Я вижу, что вы из порядочных людей, поэтому предлагаю вам держаться вместе, потому что эти воры и бандиты украдут у нас все до последней нитки.

Так я, коммунист, в Бутырках познакомился с отпрыском одной из известнейших дворянских семей царской России. Скиф-Самохвалов был одного возраста со мной и был подполковником царской армии. Он был членом военного комитета, находившегося в Бухаресте. После революции он под другим именем жил в Ленинграде, кончил университет, получил диплом инженера. Вскоре после того, как он получил диплом, его в одном из ленинградских магазинов узнал продавец, и его немедленно арестовали. Сначала его обвиняли в шпионаже, но в конце концов он отделался тремя годами.

Нам раздали продукты на несколько дней и потом отвезли на одну из железнодорожных станций и погрузили в вагоны. Погрузка шла в т. н. "Столыпины". Кто никогда их не видел, не может себе представить, что это такое. Столыпинские вагоны, как об этом говорит и их название, начали использоваться в то время, когда премьер-министром царской России был Столыпин. По сути дела это тюрьма на колесах. Железнодорожный вагон, гораздо длиннее, чем обычный, сделан по образцу вагонов скорых поездов, с одним окном (зарешеченным окном в уборной). Через весь вагон идет коридор, в котором помещается вооруженный охранник. Из коридора открываются клетки за огромными тюремными решетками, которые раздвигаются, как двери, и снова задвигаются. Каждая камера поделена на две части, в каждую из которых запихивают по четыре заключенных лицом к двери, чтобы охрана могла всегда из видеть. Четыре заключенных могут поместиться на нарах только тесно прижавшись , так что не могут повернуться. Мне казалось, что заключенные похожи на птенцов ласточки в гнезде. Заключенных только один раз в день выпускают в уборную. В такой клетке лежал я с температурой. В дорог я снова простудился, потому что после Ленинграда я потерял сознание. Это случилось со мной впервые в жизни. Я еще помню, как в Ленинграде жена Скифа, которая работала простой работницей на шоколадной фабрике, передала ему конфеты. После этого я помню только о том, я сильно потел и что у меня болело все тело из-за тесноты. Офицер, командующий нашим вагоном, когда-то служил вместе со Скифом, и по его просьбе в Петрозаводске к вагону вызвали врача или фельдшера, с котором я не мог говорить, потому что тогда уже был без сознания. Он дал какое-то жаропонижающее, потому что через несколько часов мне стало лучше. На верхней полке, на которой я лежал, сесть было нельзя, можно было только лежать. Офицер приказал переложить меня на нижнюю полку, и я немножко поспал.

Так мы прибыли в Кемь. Это небольшой городок на железнодорожной линии, ведущей к Мурманску, в километрах 1200-1500 от Ленинграда. Мы прибыли вечером, в сумерках, и под непрекращающиеся крики и понукания конвоя нас куда-то повели. Я тоже тащился со всеми, в полумертвом состоянии. Кто-то, сжалившись, помогал нести мой чемодан. Мы отошли от Кеми километров 2-3 до "Попова острова", где был временный лагерь. Лагерь состоял из дощатых бараков. Бараки строились так, что между двумя дощатыми стенами засыпались опилки. В лагере зимой и летом были заключенные. В бараках было столько клопов, что их количество можно передать только астрономическими цифрами. Был барак и для больных, куда поместили меня.

Еще в Бутырках мне рассказывали, что на Соловках заключенные живут свободно, и супруги получают жилье в отдельных небольших бараках. Тогда я еще верил этим байкам. В т. н. больничном бараке работал молодой русский студент-медик, естественно, тоже заключенный. Когда я сказал ему, что хотел бы как можно скорее попасть на Соловки, он попытался меня отговорить, говоря, что ничего хорошего там нет. Но через несколько дней пребывания в больнице я все же попросил его записать меня в ближайшую группу, направляемую в Соловки.

Начало | Продолжение | Окончание
Solovki weather forecast Follow us on Facebook Solovki Passional