О переписке заключенных. Почта, открытки, телеграммы... посылки, передачи.

Павел Флоренский о Соловках
Описание архипелага
Строения и лабиринты
Флора на Соловецких островах
Письма Флоренского о фауне
Морская флора и фауна
Флоренский о птицах
Науки в концлагере нет
Иод Соловков и Иодпром СЛОНа
Кемь, Кемперлаг и Попов остров
Переписка заключенных
Посылки и переводы в СЛОН
Свидания зэков СЛОНа
Солтеатр
Нравы и "законы" СЛОНа
Питание зэков в СЛОНе
Музей красного СЛОНа
Работа в лагере
Описание экспедиций
Флоренский не любил Соловки
Душевное состояние заключенных
Впечатления. Мысли о разном

Справка: в лагере ведет к.-революционную деятельность восхваляя врага народа Троцкого...
Павел Флоренский на Соловках (1)
Павел Флоренский на Соловках (2)
Йод о.Павла и потомки-плагиаторы
Соловецкая трагедия История концлагеря Разное о СЛОНе Заключенные Соловков Палачи, ВЧК-НКВД... Черная Книга СЛОНа Соловецкие расстрелы Интернациональные Соловки Избранное о красном СЛОНе

Переписка и почта СЛОНа.
Заключенные в СЛОНе имеют право...

Переписка и почта на Соловецких островах. СЛОН, ГУЛАГ

Павел Флоренский о переписке и почте

Павел Флоренский "13 приехал в Кемь, где нахожусь сейчас... Послать телеграмму не могу, т. к. нет денег, хорошо продались 2 открытки. (1934.Х.13.Кемь. [№ 0])

Письмо очень спешу писать, т. к. иначе пропущу срок и будет нельзя, надо сейчас сдать его. Имей в виду, что писать отсюда можно лишь один раз в месяц, и потому не безпокойтесь, не получая от меня писем. Адрес мой: Мурманская ж. д., ст. Кемь, почтовое отделение Попов остров, 8-е Соловецкое отделение ББК, мне. (1934.Х.24 [№ I])

…мне можно писать лишь раз в месяц, да и то я надеюсь на изменение условий и на большее число писем. Итак пишите почаще, ваши письма единственное утешение... (1934.ХI.26. [№ 3])

Пожалуй главная трудность в том, что ни на минуту не приходится быть в одиночестве... Даже письма написать некогда. (1934.ХII.13. № 4.)

Навигация у нас, кажется, кончилась или кончается на днях; следовательно с письмами теперь будет задержка. (1935.I.2. № 6)

Пока я сидел и писал это письмо, вот сейчас, прилетели два аэроплана; надеюсь привезли письма от вас. Но это с ними не поедет, т.к. не прошло и 1/2. часа, как аэропланы полетели обратно на материк. Это — первый прилет за сезон. Все, конечно, очень волнуются даже при слухе, что прилетает или якобы прилетел аэроплан, т. к. все ждут писем. (1935.I.14. № 7)

Вот, вероятно скоро начнет таять лед, прекратится авиапочта и не установится еще навигация, писать будет нельзя: говорят, такой перерыв может продолжаться до двух месяцев. (1935.III.13 — 14. № 12)

Все дни похожи один на другой и различаются лишь содержанием проделанной работы да получением писем от вас. Не дописывал это письмо, т. к. не было списка с разрешением на дополнительные письма, а с другой стороны все ждал известий от вас. Но теперь список уже объявлен, а ждать с письмом не приходится, т. к. при задержке оно может совсем застрять. (1935.IV.6 — 7. № 15)

…я пишу вам аккуратно, по 3 письма в месяц, т. е. все что имею возможность сделать, да и то за ударничество. Не понимаю почему вы, как пишете, не получали почти 2 месяца известий от меня. Надеюсь, это объясняется какими-либо почтовыми техническими проволочками. (1935.V.16. № 18)

Пишу тебе теперь я 4 раза в месяц, аккуратно посылаю, но письма задерживаются или вовсе не доходят, скорее первое. Что же могу я сделать. А я не один в таком же положении. Пересылка почты отсюда сопряжена с разными осложнениями, и вероятно они ведут к задержкам. […] телеграмма будет итти дольше письма и что посылать телеграмму не имеет смысла, лучше — письмо. […] пока я жив, я буду писать, если будет возможность. Если же ее не будет, то телеграммою не поможешь делу, только внесешь лишнее смущение и в себя и в меня. (1935.ХII.16. № 41)

Послал я немного денег тебе, но узнал вчера, что до сих пор они не отправлены... Месяц тому назад (ХI.23) я отправил тебе немного денег; но только вчера они пошли на почту. Что же удивляться, если задерживаются письма. А прежде чем отправить, около месяца я ждал разрешения на отправку.

Почему ты не получала моих раньше — не знаю, а июньские письма тут задержались по причинам не от меня зависевшим. Главная же, вероятно, — это перегруженность цензоров. Как-то я подсчитал, сколько им надо прочитывать в день писем, не говоря о посылках и бандеролях, и подумал об утомительности их работы. Недаром один из цензоров на БАМ'е жаловался на нервное разстройство. …хотелось бы о многом написать тебе, но к сожалению места мало, да и число писем в июне было сокращено, не знаю как будет в июле.

Мне хочется писать тебе о детях, и не могу, т. к. ничего о них не знаю. Неужели никто не может написать хотя бы открытку? Вероятно, ты не представляешь, как угнетает полная неизвестность относительно того единственного, что дорого. У меня только и мысли, что об вас. М. Б. вы не получаете моих писем. Если так, то что же делать, хоть вы сами пишите. По мере возможности я пишу, но ведь отправка зависит не от меня. Или вы этого не понимаете? На ближайших днях напишу детям. Теперь я смогу писать по 3 письма в месяц, вместо прежних 4-х. (1936.VIII.25. № 73)(1936. VII.4 — 5 № 66)

…не удивляйся, что я так просрочил письмом. В этом месяце можно написать лишь 2 дополнительных, и я ждал от вас письма, чтобы не потерять возможности ответа, — но не дождался. (1937.III.20 № 95 v)" (Павел Флоренский. Соловки 1936.VIII.18 — 19 № 72)

Solovki weather forecast Follow us on Facebook Solovki Passional