Поэты-заключенные и лагерные стихи СЛОНа
Страница Неизвестного лагерного поэта

Айхенвальд Ю. | Аксакова-Сиверс Т. | Алексеев В. | Аркавина В. | Васильев В. | Второва_Яфа О. | Евреинов Б. | Емельянов Б. | Жигулин А. | Жумабаев М. | Зеров М. | Казарновский Ю. | Карпов П. | Кемецкий В. | Кюнерт М. | Лозина-Лозинский В. | Могильянская Л. | Плужник Е. | Русаков Г. | Стус В. | Филипович П. | Фроловский М. | Шкурупій Г. | Языкова В. | Ярославский А. • Соловки в жизни российского общества. Соловки и русская культура
Личное дело
Владимир Яськов, поэт, переводчик и художник Яськов Владимир
(1957)

Родился в селе Гумённое под Винницей. Родной язык - украинский. Второй язык, которым безупречно владеет Владимир - русский. Окончил Харьковский университет (1979). Проживает в городе Харьков. Работает в издательстве «Фолио» художником. Занимается переводами украинской поэзии. Публиковался в "Антологии современной русской поэзии Украины" и "Освобожденный Улисс". Его работы можно найти на страницах журналов "Союз писателей", "Волга" (Саратов) и "22" (Тель-Авив). Переводил украинских поэтов XX века, в том числе и трагически погибших в Соловецком лагере особого назначения Евгена Плужника и Миколы Зерова.

Владимир Яськов и его переводы соловецких поэтов

Соловки и поэты. Владимир Яськов и его переводы соловецких поэтов.

"Когда в 1990-м г. я оформлялся на работу в Харьковский литературный музей, мне был предложен небольшой «вступительный тест». Одна из сотрудниц музея между прочим поинтересовалась моим отношением к Миколе Зерову — классику украинской поэзии 20 века. Разговор зашёл о его знаменитом сонете Чистий Четвер (Чистый Четверг) — и о том, что замечательно было бы его перевести на русский язык. Восприняв это как хорошую провокацию, я с жаром принялся за перевод..." (Владимир Яськов. Из предисловия к переводам стихов Миколы Зерова. Харьков, 2001)

Бога, конечно, нет, - это медицинский факт; и драма в том и заключается, что человек рождается на свет с неистребимой и неутолимой жаждой того, чего нет: Бога и справедливости...

Владимир Яськов. 2007

"Единственное, что как-то «примиряет» меня с ужасами, которые человек творит по отношению к другому человеку, - это ясное осознание того, что из всех десятков миллионов жертв, может быть, всего лишь только несколько тысяч было тех, которые сами никогда ни при каких обстоятельствах и ни в какой степени и форме не могли бы стать палачами. В том-то и кошмар, что нужно постоянно помнить: повернись личные обстоятельства вот этих конкретных персонажей по-другому, и почти в 100 процентах случаев они могли бы поменяться местами. Но «утешение» это - от разума, а сердце всё равно разрывается." (Владимир Яськов. Из переписки. Харьков-Торонто. 25.12.2007)

Євген Плужник на русском языке

Евген Плужник, поэт Из энциклопедии... Євген Плужник, Плужник Евген (Евгений Павлович) — поэт, погибший в Соловках. Даты жизни: 1898-1936 (37?), украинский поэт. В поэзии трагическое восприятие современности, острое переживание братоубийственной гражданской войны - сборники "Дни" (1926), "Ранняя осень" (1927), "Равновесие" (1933, опубликован 1966). Роман "Недуг" (1928), пьесы. Репрессирован; реабилитирован посмертно. ( Составлено по данным БЭС ).

Ракетою піднісся і упав,
Широким ревом прокотивсь додолу
Гудок останній. Рушив пароплав,
Кормою повертаючись до молу.

П’ять-шість хвилин шамкої метушні,
Гарячий вибух рухів, слів і ліній, —
І знову сонце в синій вишині,
І друге сонце — у безодні синій…

Юрба на молі рідшає, і ті,
Що залишились, встигли вже забути,
Що в безбережній світлій самоті
Йде корабель, щоб, може, не вернути.

(Євген Плужник. Поезії. К.: «Рад. письменник», 1988. 415 с.)

Взлетел ракетой — и упал с высот
гудок — и громче пристань закричала…
Стал отворачиваться пароход
от надоевшего причала.

Пять-шесть минут мгновенной суеты,
горячий взрыв движений, слов и линий —
и снова солнце с синей высоты
глядится в отраженье в бездне синей.

Толпа редеет на глазах, и те,
что через час здесь снова соберутся,
не вспомнят, что в безбрежной пустоте
плывёт корабль… чтоб, может, не вернуться.

(Владимир Яськов. Газета «Слобідський край», Харьков, № 25 от 7.02.2004)



Евген Плужник. Чуть не год живу один на хуторе

Майже рік сиджу, мов кріт, на хуторі.
Вже й листів твоїх не відбираю.
Інколи копаюся у Мутері*
Та в пікет з одним знайомим граю.

От книжок коли б хоч з пуд одержати!
Все ж не Мутер цей! Та карт колоду…
Тихий я. Навіть не знаю, де вже ти…
Відчинив я осені господу!

Мертвий я. Це добре, ясно відаю.
Та і як, скажи, себе одуриш!
А проте живу. Журюсь, обідаю…
О, — болить мені, єдина! Чуєш?
1925
*Имеются в виду, по-видимому, «История живописи» либо «История живописи в XIX веке» (обе — СПб.: «Знание», 1900) немецкого историка искусства Рихарда Мутера (1860-1909).

Чуть не год живу один на хуторе.
Писем от тебя не получаю.
Иногда, как крот, копаюсь в Мутере
да в пикет с приятелем играю.

Немец да картёжник — вся компания.
Книг хороших днём с огнём не сыщешь.
Смутный стал я. Усмирил желания.
Осень я впустил в моё жилище.

Что мне нужно от тебя, ненужному?
Может, умер я, коль ты не пишешь?
Нет, живу, как видно: плачу, ужинаю.
О, как больно мне, родная! Слышишь?

(Владимир Яськов. Газета «Слобідський край», Харьков, № 25 от 7.02.2004)



Евген Плужник. Смеркалось в поле. Туман, как вата

Сідало сонце. Коливалися трави.
Перерахував кулі, — якраз на всіх!
А хто з них винний, а хто з них правий! —
З-під однакових стріх.

Не схибить куля — не стогнатимуть довго.
Подивилися, — поле! Ромен з трави…
Передній, мабудь, ходив, — так човгав:
Черевики скривив.

Сховалось сонце. Сутеніло помалу.
Час би й росі!
А хтось далеко десь генералу:
— У с і.

Смеркалось в поле. Туман, как вата…
Не забыть патроны пересчитать.
А кто из них правый, кто виноватый?
Плевать.

Лучше бы шашкой: патронов жалко…
Вот и последний упал…
А крайний, похоже, при жизни шаркал:
Каблуки стоптал.

Ну, слава богу! Скорей бы ужинать.
Дай-ка кисет…
И кто-то во тьме генералу простуженно:
— В с е.

(Владимир Яськов. Газета «Слобідський край», Харьков, № 25 от 7.02.2004)


Solovki weather forecast Follow us on Facebook Solovki Passional