• Соловецкий книжный каталог: алфавитный список книг, брошюр, альбомов, журналов, газет, содержащих романы, повести, литературные сборники, научные статьи о Соловках (Соловецких островах).
Поэты-заключенные и лагерные стихи СЛОНа
Страница Неизвестного лагерного поэта

Айхенвальд Ю. | Аксакова-Сиверс Т. | Алексеев В. | Аркавина В. | Васильев В. | Второва_Яфа О. | Евреинов Б. | Емельянов Б. | Жигулин А. | Жумабаев М. | Зеров М. | Казарновский Ю. | Карпов П. | Кемецкий В. | Кюнерт М. | Лозина-Лозинский В. | Могильянская Л. | Плужник Е. | Русаков Г. | Стус В. | Филипович П. | Фроловский М. | Шкурупій Г. | Языкова В. | Ярославский А.
Личное дело
Стихи Ю.Казарновского явились началом мощного потока самодеятельных стихотворений-подражаний, в которых герои Пушкина "мотают срок" в Соловках.
Дмитрий Лихачев хорошо знал поэта по Соловкам
Д.С.Лихачев "Юрий Казарновский из Ростова-на-Дону. Родился он в начале века. Был в литературном кружке в своем родном городе. Арестован. Сидел на Соловках. И печатался в журнале «Соловецкие острова». Там несколько стихотворений его можно найти. Не лучшие стихотворения, но те, которые могли пройти цензуру. Потом он был все время в лагерях и был последним, кто видел О.Э.Мандельштама.

Мы звали его на Соловках Юрка Казарновский. Он был великий озорник. Насколько это было возможно в лагерных условиях. Начальство в лагере было глупое и необразованное. Казарновский работал в культурно-воспитательной части. Во главе ее стоял совершенно неграмотный северянин." (Лихачёв Дмитрий. Книга беспокойств (статьи, беседы, воспоминания). Москва. Новости, 1991).

"Среди поэтов на Соловках выделялся тогда еще совсем молодой Ю.А.Казарновский, которого мы все звали просто Юркой - не только по его молодости, но и по простоте, с которой можно было с ним обращаться. У него не было своего поэтического лица, как, скажем, у Володи Кемецкого-Свешникова. Он был поверхностен, но стихи писал с необычайной, поражающей легкостью и остроумием. В одном из номеров "Соловецких островов" можно найти его пародии на Маяковского, Блока, Северянина... В другом его шуточные афоризмы. И все это на темы соловецкого быта. У него была неиссякаемая память на стихи. Он знал чуть ли не всего Гумилева, тогдашнего Мандельштама, Белого. Вкус у него был, настоящую поэзию ценил и постоянно стремился поделиться своими поэтическими радостями. Ни тени зависти. Просили его почитать его стихи, а он читал кого-то другого, понравившегося ему. Жил он одно время в Кеми и поссорился там с морским офицером Николаем Николаевичем Горским - на романтической почве. Чуть не попал в расстрел осени 1929 г. за свою близость с Димкой Шипчинским. Некоторые из его пародий были напечатаны в "Огоньке", и мне пришлось разъяснять - кому они принадлежат. В виде отклика на мою заметку я получил семь страниц воспоминаний о встречах с ним в 50-х гг. в Алма-Ате, когда он стал уже заядлым наркоманом. Он был, кстати, последним, кто видел О.Э.Мандельштама в лагере в Сучане - Надежда Яковлевна Мандельштам пыталась извлечь из него хоть какие-то сведения о своем покойном муже: тщетно! Юрий Алексеевич не соображал уже ничего..." (Дмитрий Лихачев. Воспоминания. Серия: Мой 20 век. Издательство: Вагриус, 2007 г. 428 стр.).

Пародии Юрия Казарновского
...на Александра Блока
...на Сергея Есенина
...на Владимира Маяковского
...на Александра Пушкина

"Кто, что из поэтов написал бы по прибытии на Соловки. Среди прибывших на Соловки авторов, героев его подборки, были Лермонтов, Северянин, Есенин, Маяковский. Автором этой подборки был Юрий Казарновский (1904-1956?)". (Марк Альтшуллер. Биография Онегина – в руках пушкинистов. The New Review. New York. March 1998)

Дядюшка Онегина в Соловках

Марк Альтшуллер рассказывает: "В 1930 году в журнале "СЛОН" (т. е. Соловецкие лагеря особого назначения) была напечатана подборка стихов, построенная по принципу "Парнаса дыбом": "Кто, что из поэтов написал бы по прибытии на Соловки". Автором этой подборки был Юрий (отчество – неизвестно) Казарновский (1904-1956?). Среди прибывших на Соловки авторов, героев его подборки, были Лермонтов, Северянин, Есенин, Маяковский.

Казарновскому принадлежат и "Новые строфы из "Евгения Онегина", напечатанные в той же серии:

		
		
Мой дядя самых честных правил, 
Когда внезапно "занемог",
Москву он тотчас же оставил
Чтоб в Соловках отбыть свой срок. 

Он был помещик. Правил гладко, 
Любил беспечное житье, 
Читатель рифмы ждет: десятка –
Так вот она – возьми ее! 
Ему не милы те широты, 
И вид Кремля ему не мил, 
Сперва за ним ходил комроты, 
Потом рукраб его сменил. 

Мы все учились понемногу, 
Втыкали резво где-нибудь. 
Баланов сотней (слава Богу?) 
У нас немудрено блеснуть. 

В бушлат УСЛОНовский одет, 
Мой дядюшка невзвидел свет. 

Сам Онегин в Соловках не появляется. Но его дядюшка обосновался в лагерной советской действительности и даже стал говорить "по фене" (баланы - бревна, приготовленные для сплава. Воровской жаргон.). Эта смесь формального повторения пушкинского романа, пропущенные строфы, латинский шрифт... с уголовным языком создает страшное ощущение ирриальности происходящего под крылом у Управления Соловецкими лагерями особого назначения.

Особенно этот прием удался Казарновскому в стихотворении "В северном котэдже" - подражании поэту Игорю Северянину. Его Вы можете прочитать ниже. После стихотворения - значение некоторых слов.

В СЕВЕРНОМ КОТЭДЖЕ

          Я троегодно обуслонен, 
          Коллегиально осужден. 

Среди красот полярного бомонда, 
В десерте экзотической тоски, 
Бросая тень, как черная ротонда, 
Галантно услонеют Соловки. 

Ах, здесь изыск страны коллегиальной, 
Здесь все сидят - не ходят, - а сидят. 
Но срок идет во фраке триумфальном, 
И я ищу, пардон, читатель, blat. 

Полярит даль бушлат демимонденки, 
Вальсит грезер, балан искрит печаль, 
Каэрят дамы - в сплетнях все оттенки - 
И пьет эстет душистый вежеталь. 

Компрометируют маман комроты, 
На файв-о-клоках фейерверя мат. 
По музыку Россини ловит шпроты 
Большая чайка с занавеса МХАТ. 

Окончив срок, скажу: - Оревуар. 
Уйду домой, как в сказаочную рощу, 
Где ждет меня, эскизя будуар, 
У самовара девственная теща. 

1930
Значение ряда слов:
   • "ротонда" (rotonda - ит., круглая постройка с куполом и колоннами). По-видимому, имеется ввиду купола соловецких храмов на фоне сторожевых вышек.
   • "демимонденка" ( от фр. demi-monde) - полусвет, среда кокоток и новых богачей, подражающих аристократии
   • "вежеталь" ( от vegetal - англ) - сорт одеколона с натуральным запахом сирени, розы, акации
   • "файв-о-клоках" (five-о'clocк, англ.) - время перед обедом
   • "оревуар" (Au revoir, фр.) - Прощай!
Solovki weather forecast Follow us on Facebook Solovki Passional