Книга 10. Соловецкие лагерь и тюрьма особого назначения (СЛОН/СТОН)

Глава 4. Лагеря, отделения, командировки, роты, лагерные пункты, пересылки

Секирная гора: карцер / штрафной изолятор

"Системное вранье без убийств долго не живет."
( Дмитрий Орешкин.
ЕЖ, 2008.09.26 )

"В состав Соловецких лагерей входят: 5 отделений, расположенных на территории архипелага Соловецких островов в Белом море, и Кемский пересыльный пункт, расположенный на острове Революции, близ г. Кеми. Примечание: Число отделений может быть изменено Управлением Соловецкими лагерями по мере действительной надобности с санкции ОГПУ." (Выписка из "Положения о Соловецких лагерях особого назначения объединенного государственного политического управления". §3. Москва, 2.10.1924)

 

 

 

Секирное отделение - мужской штрафной изолятор Соловецкого концлагеря (ШИЗО)

Ольга Бочкарева "На Секирной горе Большого Соловецкого острова и на Заяцком острове штрафные изоляторы просуществовали с 1925 по 1930 гг. В дальнейшем эти территории были обычными лагерными пунктами. Командировка на Секирной горе вела заготовку дров, сбор грибов и ягод, варку смолы и производство скипидара. Лагпункт на Заяцком – заготавливали сено, работали в Рыбпроме и в Йодпроме.

На Секирной горе, на территории бывшего Секиро-Вознесенского скита, с лета 1925 г. было организовано IV-е Отделение СЛОН ОГПУ – мужской штрафной изолятор, в основном, для отказников от работ. Злостный уголовный элемент и воровская шпана составляли до 90-ти % контингента изолятора, 10 % составляли осужденные по 58 ст. Отправляли туда на срок от 2-х недель до года. Но более полугода, практически, никто не выдерживал. Администрация, надзор и охрана штрафного изолятора были, как и в Кемской пересылке – заключённые из бывших офицеров Красной Армии, милиционеров, чекистов.

«Славу» изолятору принесла не столько жестокая система обращения с осужденными со стороны охраны и надзора, не столько строгость содержания з/к в верхнем и нижнем помещениях изолятора, сколько многолетняя система репрессий со стороны начальства лагерей на этой территории – расстрелы. Некоторые руководители лагеря и начальство охранного полка часто приезжали на Секирную гору – в пьяном виде «пострелять» заключённых. Это – фактические сведения бывших з/к, опубликованные в книге И. Чухина «Каналоармейцы». Прибывшим начальством отбиралось несколько заключённых, их отводили в подвал келейного корпуса и расстреливали. Информация о таких событиях быстро распространялась в среде заключённых, обрастая слухами. Заключённые понимали, что отбывая срок наказания в изоляторе три недели или один-два месяца, можно выдержать любые издевательства охраны и надзора, а попав под пьяный разгул начальства – не вернуться с «Секирки», остаться здесь навсегда, в ямах массовых захоронений. Боялись такого исхода срока наказания, боялись рассказов очевидцев из числа з/к, которые были свидетелями целых этапов на расстрелы под гору Секирную. Заключённые знали о смертности в изоляторе от сурового режима содержания, от побоев и издевательств надзирателей и охраны. Всё это послужило основой для массового устрашения «Секиркой» заключённых на обширных территориях всего СЛОН ОГПУ. (Бочкарева Ольга. Материалы к истории Соловецких лагерей и тюрьмы. 1920-1939. СоловкиЭнциклопедия. www.solovki.ca. 19.06.2014)

Монахи здесь вообще не любят вспоминать о лагере, будто и не было его
Камерный глазок в дверях храма на горе Секирная
Анастасия Миронова (фото): "Это храм. Сейчас там просто храм." Камерный глазок в дверях храма на горе Секирная.

Анастасия Миронова, журналист Смотровой глазок в камеру штрафного изолятора на Секирной горе, примерно с 1925 по 1930 гг. это было самое страшное в России место. Может быть, самое страшное на планете. Люди сидели в одном белье в неотапливаемом каменном храме на узких скамейках-жердочках без опоры под ногами. Шелохнуться, наклониться нельзя. Стакан воды и порция пайки в день. На ночь им выдавали по одной их личной вещи на выбор охранника. Люди укладывались друг на друга "штабелями", последний набрасывал сверху всю одежду и забирался под. Почти каждое утро из штабелей вытаскивали мертвых. За окном - Белое море и расстрельный пятачок. Это храм. Сейчас там просто храм. Никакого напоминания о лагерном прошлом. Монахи здесь вообще не любят вспоминать о лагере, будто и не было его. (Миронова Анастасия. Сейчас там просто храм. Соц. сеть Facebook. www.facebook.com/ns.mironowa. Ст. Петербург. 16.08.2019)

Храм на Секирной горе. Solovki 2005 Расстрел Третего Соловецкого этапа — около 200 человек, возможно был произведен у Секирной горы. "...Мы пытаемся найти место расстрела последнего этапа, — рассказывает Наталья Одинцова. — Пока это не удалось. В этом году вели раскопки на Секирной горе. На этом месте находился штрафной изолятор, одно из самых мрачных мест на Соловках. Среди заключенных ходили страшные рассказы о пытках, издевательствах, тайных расстрелах в подвале. Настоятель Секиро-Вознесенского скита о. Матфей очень интересуется историей монастыря, он помогает нам, подсказывает места для поисков. Мы раскопали одно из таких мест... и нашли групповое захоронение заключенных. Они не были расстреляны — умерли от голода и холода. Их хоронили беспорядочно, без гробов..." (Наталья Одинцова. Родом с Соловков. АиФ Петербург, вып. 43 (636) от 26.10.2005)

О Секирной горе подробно...

Соловецкая карма

— Вы никогда не вдумывались в такую штуку: насчет «кармы»?.. Знаете, у Соловков есть своя «карма». Нитями непостижимыми прони¬кает она во все, в каждый день и час наш, и висит над Соловками. И над нами висит... И связывает вас,с какой-то мрачной, вечной тайной, которая гнетет вас, и будет гнести, будет...

Вижу, оглядывается, ставит воротник и, с горячешным паром дыхания, выбрасывает: «Ночью опять расстреляли двоих... На Секирной горе... Не знаете еще? С ума можно сойти... Страшно... И нет выхода...»

И замолчал, перепуганный насквозь тем, что так явственно ошутил в себе страшную «карму», и тем, что сказал лишнее. Замолчал. Запутался в похоронном балахоне, в своей проклятой самоедской логике." (Литвин Николай. Зима во льдах. IX. До Мадрида 5580 верст. Журнал «Соловецкие острова», N4, Соловки. 1926.)

В моей смерти винить...

"Секирная гора – самая высокая точка Соловецкого архипелага. Здесь находится Свято-Вознесенский скит. В 20-30 годы на Секирке располагался штрафной изолятор. Самой изощренной пыткой на Секирке был «насест»: заключенных заставляли часами сидеть на балках под куполом церкви. Упавших избивали палками, а затем привязывали к бревну и спускали с горы по лестнице в 375 ступеней. Охранники обещали смертникам, что им сохранят жизнь, если они удержатся на «насесте». Это не удавалось никому. По мнению историка Юрия Бродского, это делалось специально, чтобы впоследствии винить заключенных в собственной смерти". (Юрий Бродский. Покаяние должно начинаться на Соловках. Служба новостей «Голоса Америки». Вашингтон, DC. 06.08.2008)

"Не решив проблемы прошлого, Россия не сможет жить в будущем", говорит историк Юрий Бродский, который в течение сорока лет составлял историю Соловецкого лагеря.

Поделиться в социальных сетях